на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
    Портреты 
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Первая страница
Вторая страница
Третья страница
 Четвер страница 

   


Портретная галерея Ильи Репина. История репинских портретов, часть 4

Первый портрет Тургенева Репин написал в Париже в 1874 году по заказу П.М.Третьякова. Тургенев не был удовлетворен этим портретом, да и самому Репину портрет не нравился, о чем художник откровенно сказал Третьякову, принял на себя этот «грех» и утешался надеждой, что когда-нибудь поправит эту, «почти непроизвольную» ошибку. О причинах этой «непроизвольной» ошибки, в которой виновен был, в первую очередь, сам Тургенев, Репин рассказал незадолго до смерти. «Первый сеанс был так удачен, - говорил Репин, - что И.С. торжествовал мой успех». Но перед вторым сеансом Репин получил «длинную» и «беспокойную» записку Тургенева, в которой тот резко изменил свое первоначальное мнение о начатом портрете (это «совсем неудачное начало») и просил художника начать снова на другом холсте. Эта мгновенная перемена мнения объясняется, как утверждал Репин, тем, что Полина Виардо, знаменитая французская певица, друг Тургенева, вкус и приговоры которой были для Ивана Сергеевича высшим авторитетом, забраковала начатый портрет и рекомендовала писать новый, в другом повороте. Как ни убеждал художник Тургенева, что из этого ничего не выйдет, - не помогло. «И, о глупость моя, я сгоряча повернул мой удачно схваченный яркий подмалевок (который не надо было трогать) головой вниз и начал с другого поворота... Увы, портрет вышел сух и скучен».

Эта неудача с портретом, происшедшая отнюдь не по вине художника, конечно, не улучшила отношение Репина к Тургеневу. И Тургенев относился к Репину явно недоброжелательно. Он писал Я.Полонскому, что Репин «новый непризнанный гений. Малый он хороший, но спутанный, нервный и с талантом очень умеренным», а в письмах к Стасову называл Репина «полуталантиком». Это говорил Тургенев тогда, когда репинские «Бурлаки на Волге» уже прогремели по всему миру. Теперь, в 1878 году, встретившись с Тургеневым в Абрамцеве, Репин слушал его рассказы, которыми Тургенев, как писал Репин Стасову, «нашу публику очень одолжил», и сам писатель «очень был в хорошем духе». Какими же рассказами «одолжил» Тургенев абрамцевскую публику? Судя по воспоминаниям сопровождавшей Тургенева писательницы Бларамберг, Тургенев говорил о прошлом Абрамцева, о патриархальной семье Аксаковых, о долгих и страстных спорах Тургенева с Константином Аксаковым, о чудесном писателе Сергее Тимофеевиче Аксакове, «патриархе» аксаковской семьи, друге Гоголя, Щепкина... Репин встретился с Тургеневым дружески. За год до этой встречи в Абрамцеве, находясь еще в Чугуеве, Репин прочел тургеневскую «Новь». Роман ему понравился, он считал его лучше всех последних тургеневских вещей, и особенно радовало Репина, что в романе «много натуры». Но очень не понравился ему выпад Тургенева в «Нови» против дорогого друга Репина - Владимира Васильевича Стасова, выведенного в романе под именем Скоропихина. Один из персонажей «Нови», Паклин, по утверждению Репина, «ничтожный Паклин, который ничего не понимает в живописи», говорит о Скоропихине: «Что за несносное создание! Вечно закипает и шипит, ни дать ни взять бутылка дрянных кислых щей... Половой на бегу заткнул ее пальцем вместо пробки; в горлышке застрял пухлый изюм - она все брызжет и свистит; а как вылетит из нее вся пена - на дне остается всего несколько капель прескверной жидкости, которая не только не утоляет ничьей жажды, но причиняет одну лишь резь... Превредный для молодых людей индивидуй!» Репина взволновал этот выпад против Стасова. Это, писал Репин о Тургеневе, «раздраженный, щепетильный барин, желающий выразить презрение и постоянно трусящий за собственное достоинство; он боится кланяться, боится и не понравиться грубым высокомерием. А запас правдивого наблюдения истощился».

И все же Репин в Абрамцеве дружески встретился с Тургеневым и даже принялся писать новый его портрет. Виновником этого был П.М.Третьяков, который, воспользовавшись приездом Тургенева в Москву, просил Репина «толкнуться» к писателю, чтобы вновь написать его портрет. Памятуя первую неудачу Репина, Третьяков дает советы художнику: «...поимейте в виду, чтобы голова вышла не темна и не красна; на всех портретах, кроме характера, и колорит его неверен. По моему мнению, в выражении Ивана Сергеевича соединяются: ум, добродушие и юмор, а колорит - несмотря на смуглость - производит впечатление постоянно светлое». Репин согласился написать новый портрет Тургенева, писал его в начале 1879 года сперва в своей мастерской в Теплом переулке, а потом, в связи с болезнью писателя, работа над портретом перенесена была в квартиру приятеля Тургенева И.И.Маслова, на Пречистенском бульваре, где останавливался Тургенев во время приезда в Москву. «И.И.Маслов был в Москве для Тургенева даровая квартира, где его обожали, - вспоминал Репин. - И во время своей подагры, которою непременно Тургенев заболевал в Москве, он там, в квартире И.И.Маслова, завернувши пледом ноги, вылеживал свой срок, принимая всю образованную и боготворящую его интеллигентную Москву». Репин пытался на этот раз «схватить» писателя, но, как признавался сам, «все это были неудачные потуги, и из этого ничего особенного не вышло». Все же Репин показал портрет Тургенева на VII Передвижной выставке в Москве, в 1879 году. Отзывы прессы были весьма резки, если не сказать больше. В московском журнале «Свет и тени» говорилось: «Какого-то старческого селадона представил нам Репин вместо Тургенева». Газета «Русские ведомости» писала, что у Репина Тургенев «явился с таким цветом лица, какой бывает у человека после долгого перепоя; вместо же роскошных седых волос и бороды Репин украсил г. Тургенева белыми мазками, напоминающими скорее взбитое мыло, чем человеческие волосы». И характерно, что когда бы впоследствии Репин ни принимался писать Тургенева, его ожидала очередная неудача. Так, уже будучи в Петербурге, в 1883 году, после торжественных похорон Ивана Сергеевича, на которых Репин присутствовал (похороны состоялись 27 сентября), он начал писать новый портрет знаменитого писателя, и снова, в который уже раз, его постигла неудача. Репин показал этот петербургский портрет на XII Передвижной выставке, и критика в один голос отметила слабость портрета. Даже Стасов вынужден был отметить, что между многими портретами, написанными Репиным, «неудачен только один, именно - портрет Тургенева». Стасов добавил к этому, что еще ни одному живописцу не удалось передать лицо и фигуру знаменитого писателя. Мы перечислили лишь некоторые репинские портреты, выполненные им в Москве. Кроме этого, он написал за эти пять лет еще много вещей: превосходный портрет своей жены Веры Алексеевны, автопортрет, два портрета художника Рафаила Сергеевича Левицкого, художника И.И.Шишкина, портреты Мамонтовых, своей дочери Нади и многие другие...

Портреты Репина, начало статьи...


"Кто из нас не помнит, как в дни нашей юности мы преклонялись перед именем Репина? Мы нетерпеливо ждали его новых произведений…, изучали каждый мазок на его картине, самый холст, называвшийся репинским, и казалось, что иначе, сильнее, чем Репин, нельзя и трактовать натуру, не говоря уже об образах в его картинах. Они казались жизненнее самой жизни, столько в них было правды и силы." (Минченков Я.С.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100