на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

    Репин и ТПХВ 

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Первая страница
Вторая страница
Третья страница
 Четвер страница 
Пятая страница
Шестая страница
Седьма страница

   


Илья Репин в товариществе Передвижных выставок. Репин и ТПХВ

Самый принцип организации шествия дает возможности художнику развернуть перед зрителем поистине грандиозную картину русского общества. Центральное место в ней занимает барыня, несущая икону. Репин выделяет эту фигуру целым рядом композиционных приемов.
На фигуре барыни происходит как бы смыкание главного потока шествия, разделенного на переднем плане широкими интервалами, со сплошной массой народа в глубине. Она выделяется и как светлое пятно на более темном фоне. Весь передний план перед ней освобожден от народа. Художник как бы сплотил вокруг барыни губернскую знать, губернских заправил - чиновничество, купечество, жандармерию, монашество. Сильных мира сего окружает двойной кордон пеших и конных стражей, охраняющих их нагайками и дубинками от соприкосновения с народом. Сама трактовка образов господ носит сатирический характер. Тупого самодовольства исполнена барыня, сознающая себя «солью земли». Ее жирный подбородок упирается в край доверенной ей чудотворной иконы. Сопровождающий барыню купец сродни купцам «из породы Разуваевых и Колупаевых», как выразился один из современных Репину критиков. Он еще плоть от плоти «темного царства» Островского. Но, выросший в пореформенные годы, он отмечен чертами хищника нового пошиба. Его грузно раскачивающаяся фигура, не привыкшая к пешему хождению, облачена в «немецкое платье» - черную тройку. К этой группе принадлежит и дьякон - типичный представитель городского духовенства, имеющего дело с городской знатью. Это уже не чугуевский Варлаамище. В «Крестном ходе» как бы в лоб сталкиваются персонажи, находящиеся на разных общественных полюсах.

Прием противопоставления Репин усиливает и обостряет повтором однохарактерных типов. Так, например, с фигурой барыни перекликается фигура богомольной девушки-мещанки, несущей пустой футляр от иконы. С большой тонкостью найдены поза и жест рук, которыми ока с выражением трепетного благоговения держит киот. И девушка-мещанка и группа певчих, обрисованные с мягким юмором, напоминают героев Маковского.
Барыню с иконой охраняет от напора толпы староста. Жест его поднятой руки с палкой многократно повторен. Один из стражников, перекинувшись с седла, наотмашь опускает нагайку на головы богомольцев, - по-видимому, там произошло какое-то столкновение; передний из цепи взявшихся за руки хозяйственных мужичков оттесняет палкой устремленного вперед горбуна. Этим настойчивым повторением однородных движений усиливается их воздействие.

Совершенно иначе решены в картине образы бедных крестьян. Подобно Максимову, Мясоедову, Савицкому, Репин изображает деревенскую бедноту с огромной теплотой и сочувствием. Его богомолки и горбун - это люди добрые, искренние, верующие в возможность чуда и избавления. К характеристике этих персонажей Репин относится с особым вниманием. Сохранилась целая серия этюдов и рисунков горбуна, замечательный этюд маслом богомолок и другие. В этюде богомолки изображены стоящими на краю высокого холма. Уходящие за ними дороги говорят о пройденном ими немалом пути. Страннические котомки, густой коричневый загар на лицах усиливают это впечатление. В картине богомолки показаны в толпе. Чтобы создать и здесь ощущение проделанного ими долгого пути, художник ставит богомолок не рядом, а одну за другой, выдвигая на передний план старшую - согнутую, тяжело опирающуюся на свой посох, с выражением покорной и фанатической веры.
Образ горбуна, также изображенного на переднем плане, исполнен глубокой внутренней сосредоточенности, - живой взгляд его умных глаз говорит о богатстве внутренней жизни. Это один из наиболее проникновенных и одухотворенных народных образов, созданных в русском искусстве.

Максимов, Мясоедов и другие художники показывали в своих произведениях, как патриархальная деревня, раздираемая противоречиями становящегося капитализма, расслаивалась на кулацкую верхушку и катастрофически нищающие массы. Репин изображает этот процесс сложнее и многограннее. Он видит в деревне и средние слои, за счет которых идет в основном пополнение бедноты, но часть их изо всех сил тянется к кулакам. Его характеристика представителей низших классов чрезвычайно многогранна. Каждый участник шествия, особенно те, кто на переднем плане, обрисован художником четко и ясно как в чисто человеческом, так и в социальном плане.
Вся разноликая человеческая толпа показана в состоянии движения. Мощный поток людей, как бы вытекая из-за узкого поворота дороги, движется по диагонали холста. Эта композиция глубоко осмыслена.

Репин воспроизводит сцену шествия с той точки зрения, с которой ее мог наблюдать зритель в жизни. Его задача - заставить зрителя верить в жизненность изображаемого. Точку зрения зрителя крестного хода в жизни он как бы отождествляет с точкой зрения зрителя крестного хода на картине, и в этом в значительной мере секрет поразительной жизненной естественности изображенной в ней массовой сцены. Показательны в этом смысле следующие строки «Живописного обозрения»: «Первое впечатление картины чрезвычайно сильно и странно, - вы так отчетливо, так ясно, так живо видите перед собой идущую на вас, движущуюся толпу, что вам, невольно хочется посторониться, дать ей место». Рецензент видит также как за главными лицами «валом валит» тысячеголовая и тысячеголосая толпа народа».
Очень существенно построение движения в «Крестном ходе», - уже на примере «Бурлаков» мы видели, что Репин для передачи темпа и характера движения применил принцип интервалов. Этот же принцип, но в значительно более усложненной форме использован и в данном произведении. Шествие разбито на два параллельных потока (главный и боковой). Рассмотрим расположение групп в центральном потоке.
Он, этот центральный поток, начинается двумя рядами крестьян, на плечах которых тяжело покоится фонарь. Затем интервал и вторая группа - певчие и женщины, несущие футляр от иконы. Новый, более просторный интервал освобождает место лишь для одной фигуры - фигуры дьякона. Вслед за дьяконом - снова интервал. За этим последним интервалом - барыня, несущая икону. На фигуре барыни и происходит, как уже говорилось, смыкание центрального течения шествия с массой крестного хода в целом.

Большое значение для передачи движения «Крестного хода», его темпа и ритма имеют дополнительные интервалы. Важная роль в общей композиции принадлежит рядам конных стражников и сотских с бляхами, возвышающихся через определенные промежутки над толпой, а фактически продолжающих ритмическое построение передних планов картины. Кроме конных фигур ритмические интервалы создаются и хоругвями.
Линия ритмических членений начинается с изображения фонаря на переднем плане. Надо отметить, что изображение фонаря, который кажется на первый взгляд слишком громоздким и даже, быть может, ненужным, по существу, имеет огромное значение не только для уточнения самого сюжета картины, но и для передачи характера и ритма движения, для создания самой иллюзии движущихся масс. Если его закрыть, - шествие сразу теряет свой динамический характер.
Интересно построение группы крестьянской бедноты, вливающейся в крестный ход слева. Движение этой группы несколько зигзагообразно. Она то обтекает невидимое препятствие - неровность дороги, то оттесняется заградительной цепью, не дающей ей нарушить важное, медлительное шествие по центральному руслу. Все это создает ощущение живой, движущейся, колеблющейся массы.

продолжение...


"Обзор всего творения Репина в целом заставляет нас хоронить одну из самых драгоценных иллюзий. Чисто живописные достоинства репинских произведений оказываются далеко не столь высокими, как нам казалось прежде, зато литературная сторона его картин и даже портретов неприятно колет глаза, а в иных случаях представляется прямо невыносимой. Со всех сторон до нас доносятся скучные убеждения, забытые, завядшие слова; там же, где мы прежде видели живописное великолепие, «равное Рембрандту и Веласкесу», нас теперь поражает что-то сырое, художественно непродуманное и не культурное..."

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100