на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

    Иван Грозный 
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Первая страница
Вторая страница
 Третья страница 

   


История создания картины Репина "Иван Грозный и сын его Иван". Окончание

Приехав в Москву 17 января, Репин немедленно пошел в Третьяковскую галерею и сам заново переписал голову Ивана Грозного. Об этом так рассказывает Игорь Грабарь, назначенный в это время попечителем Третьяковской галереи: «Когда приехал Репин, я, не извещенный им заранее, случайно был за городом и попал в галерею только к концу дня. Каково же было мое удивление, когда мой помощник по галерее Н.Н.Черногубов сказал мне спокойным голосом: «Илья Ефимович был сегодня, реставрировал «Ивана Грозного» и очень жалел, что вас не застал, так как он сегодня же уезжает». Я света невзвидел, ибо надо было сперва условиться о наиболее безболезненном способе восстановления утраченных частей и о чисто технической стороне реставрации: производить ли ее масляными, лаковыми или акварельными красками и т.п. Хорошо зная страсть Репина к переписыванию своих картин - он как раз в это время переписывал к худшему свою прекрасную вещь «Явленная икона» - я имел все основания опасаться за целость обоих голов израненной картины, все еще прекрасных, несмотря на зиявшие белой меловой подготовкой места ранения. Когда я вошел в комнату, где была заперта картина, и увидел ее, я глазам своим не поверил: голова Грозного была совершенно новая, только что свеженаписанная сверху донизу в какой-то неприятной лиловой гамме, до ужаса не вязавшейся с остальной гаммой картины. Медлить было нельзя - краски могли к утру значительно затвердеть. Узнав, что Репин писал на керосине - он давно уже заменил им скипидар прежнего времени, - я тут же сначала насухо, потом с керосином протер ватой все прописанные места, пока от утренней живописи не осталось и следа и полностью засияла живопись 1884 года... Мы с Д.Ф.Богословским остановились... именно на восстановлении при посредстве акварельных красок, что и произвели в течение недели. На самом опасном месте - на голове царевича, я работал сам, остальное сделал Богословский. Великое счастье, что на них вовсе не пострадали глаза и рот. Самое опасное и сложное место реставрации был нос царевича, по контуру совсем отсутствовавший. Восстановить его удалось только благодаря наличию превосходных фотографий с деталей, снятых до поранения и увеличенных до размеров оригинала.

Но счастье было и то, что Репин так же внезапно уехал, как и приехал. Если бы он был тут, едва ли удалось бы его убедить в необходимости смыть его новую голову и восстановить старую; он, видимо, так давно уже порывался ее исправить в соответствии со своими новыми взглядами на живопись, что несказанно обрадовался случаю, дававшему ему эту возможность. В то время у него было уже пристрастие к лиловой гамме, в которой выдержаны его картины 1900-х годов».
Происшествие было сенсационным. Все газеты опубликовали информации о покушении на картину. В «Московском листке» был опубликован снимок разрезанной части картины. Уже самые заголовки заметок о происшествии с картиной Репина показывают, насколько необычайным было это событие. «Смерть царевича Иоанна» И.Е.Репина изрезана» (газета «День»), «1. Три удара ножа. Уничтожение картины И.Е.Репина. 2. Возможно ли залечить картину?» (газета «Раннее утро»), «И. Е. Репин и судьба его картины» (газета «Речь»), «Преступление А.А.Балашова» (газета «Раннее утро»), «Отголоски безумного преступления» (газета «Московский листок»), «Порча репинской картины» (газета «Новое время»), «Психологическая экспертиза. - Вызов реставратора» (газета «Русская молва»)... Всего было ровно семь отзывов, первый, второй, третий, четвертый, пятый, шестой и завершающий седьмой.
Репин получил множество писем и телеграмм со всех концов России, телеграмму с сочувствием прислала ему С.А.Толстая. В газетах «Речь», «Русское слово» и «Раннее утро» Репин опубликовал ответное письмо благодарности всем, кто выразил ему сочувствие по поводу происшествия с картиной «Иван Грозный».
Московская городская управа (владелец Третьяковской галереи) постановила ассигновать 2 500 рублей на реставрацию картины. 29 января Репин пишет П.С.Стасовой: «Какой бенефис выпал на мою долю! Конца нет телеграммам, письмам со всех концов России!» Реставрация картины в то время шла успешно, и Репин полагал, что уже в середине февраля он сможет поехать в Москву заканчивать реставрационные работы.
Когда картина была полностью реставрирована, Московская городская управа выразила Репину благодарность за безвозмездную работу по реставрации картины. Репин ответил управе: «Ваше внимание к моему труду по восстановлению растерзанной картины «Иван Грозный и сын его Иван» меня глубоко тронуло. А решение управы, как я слыхал, покрыть стеклами картины Третьяковской галереи даже большого размера очень успокаивает; если блеск стекол и будет несколько мешать виду картин, зато сохранятся они идеально».
В апреле того же года Репин снова навестил Москву, был в Третьяковской галерее, видел свою картину и даже не догадался, что вновь переписанная им в январе голова Ивана была смыта и восстановлена в первоначальном виде.
Во время этого посещения Москвы Репин побывал на Пречистенских рабочих художественных курсах и снялся там в кругу рабочих, в память о чем ему был прислан этот фотоснимок с надписью: «Глубоко уважаемому Илье Ефимовичу Репину в память пребывания среди нас дорогого учителя-художника. 4 апреля 1913 года».
Репин уехал из Москвы, намереваясь еще раз приехать сюда для окончательной отделки картины в августе этого года.
Однако приехал он не в августе, а в октябре 1913 года, закончил отделку картины, и «Иван Грозный» вновь появился в Третьяковской галерее на прежнем месте. Началось подлинное паломничество к картине. Друзья Репина, воспользовавшись пребыванием художника в Москве, решили устроить чествование Репина по случаю возвращения к жизни его картины. Самое деятельное участие в организации чествования принял Федор Иванович Шаляпин. Сохранилась фотография, запечатлевшая это чествование.
Фотография была первоначально опубликована в «Искрах» (приложение к газете «Русское слово») со следующим редакционным примечанием: «Изуродование репинской картины «Иван Грозный» вызвало в свое время взрыв негодования по адресу безумца, совершившего этот ужасный поступок, и порыв сочувствия по адресу маститого художника. Тогда посыпались тысячи сочувственных писем. Но группа почитателей таланта художника пожелала лично выразить ему свое сочувствие. 28 октября в гостинице «Княжий двор», где остановился И.Е.Репин, тесный кружок друзей и почитателей чествовали его, был прочитан адрес, покрытый бесчисленными подписями. Вечером в ресторане «Прага» те же друзья и почитатели художника устроили ему банкет».
В газете «Русское слово» от 29 октября была напечатана заметка С.С.Мамонтова об этом чествовании: «После чествования в гостинице все присутствующие тесным кружком, с И.Е.Репиным во главе, отправились обедать в ресторан «Прага». К обеду подъехал Ф.И.Шаляпин, только что спевший в Большом театре «Бориса Годунова»... В течение обеда произносились речи, среди которых выделилась речь Шаляпина, красиво уподобившего искусство солнцу, от влияния которого избавлены только те, кто лежит под землей». Как свидетельствует автор второго сообщения, в газете «Раннее утро», за обедом «Ф.И.Шаляпин рассказывал эпизоды из своей жизни и поднял бокал за друзей-художников и за И.Е.Репина».

в начало статьи...


"Ну, знаете, что я вам скажу - если какому-нибудь художнику или просто человеку не нравится Репин, то это не художник, а просто балда!" (Крымов Н.П.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100