на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

    Статьи Репина 

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Статьи:

О модернизме
Отзыв о художнике А.Белом
Эдельфельдт
О декадентстве
О смертной казни
Ответы на вопросы о театре
Искусство и его моды
О спектакле "Борис Годунов"
Об Италии
О "Пенатах"
Ответ анониму
О Польше
В Хельсинках
О И.М.Бунакове,
учителе Репина
- 2
О братьях Праховых
Заявления

   


Ответы на вопросы о театре

Ваши вопросы действительно очень интересны, милейший Иосиф Эдуардович. И некоторые хотя и не в моей компетенции, но я не откажу себе в удовольствии поболтать с вами, авось меня за это не станут строго судить специалисты.
Театр. Сколько писалось об этом излюбленном развлечении человечества. И могу ли я сказать что-либо новое? Самое универсальное, самое сильное из всех воздействий на сборища. У всякого «общества» - свой... От грандиозного храма высоких религиозных потребностей до кафешантана - на все вкусы... Интереснее могут быть только митинги.
Роль актера? Мне посчастливилось видеть замечательных актеров. Я не забуду, как зрительный зал забывал все: и место, и автора драмы, и замершую тысячную толпу, и всякий самого себя и тем паче декорации... В щемящей тишине только клокочущих артерий какой-то могучий исполин высоким подъемом своего чувства держал все это множество в своей власти и заставлял его благоговеть, рыдать или безумно хохотать... Таковы были: Пров Михайлович Садовский, В.В.Самойлов, Васильев 2-й, Шаляпин, Сальвини, Дузе, Ермолова и другие великие артисты, носители в себе великого Духа человечества...
Ну вот сейчас и о режиссере.
Это капельмейстер оркестра. Самый превосходный оркестр может сбить с толку недалекий дирижер. И чтобы создать хороший оркестр, нужна дьявольская энергия и много, много трудов, терпения, знания, умения и настойчивости... Вот видите, все это общие места, и все это вы слышали много раз от многих людей... Разумеется, как во всякой профессии, личное творчество терпится нами и высоко ценится только у гениальных натур. Да, великая миссия обаять гениальное создание, изучить и держать его в своих пятернях. Провести его так, как мыслил гений... - самому надо быть гением... Великая редкость Станиславские - как и все великое в жизни - посредственного человечества. Но, ради бога, молчите и не говорите этого громко... Столько теперь есть посредственных режиссеров, которые прежде всего наступают на пятку начинающему автору, накидывают ему аркан на шею; удаляют его в карцер и начинают хозяйничать в его создании... При этом у этих режиссеров есть свои излюбленные идеи, с которыми они так носятся и так бросаются на всякий подходящий и неподходящий даже случай, чтобы себя показать: вот как я понимаю намерение автора (впрочем, где автору!). Это только я, я и я. Слушайте и разумейте - я вас в люди вывожу. Автору не трудно «забить глузды». Он счастлив, что его взяли, наконец... Но вот кого режиссеры готовы дисциплинировать плетьми - это актеров!!! Каждый лицедей имеет претензию - своей личности... Подите-ка внушите этим анархистам, что они только рядовые. И чем чище они маршируют под диктовку режиссера, тем ярче выступает та идея, для которой только и стоит затратить все эти средства, и что ж...
«Публика не ценит? Не понимает? Тем хуже для публики. Искусство выше толпы, и пусть она доразовьется, чтобы смаковать те живописные эффекты чисто декадентской живописи: эти примитивные холсты, эти архаические позы, эти бесформенные ситуации... О, в этом будущее искусства. Это ново! Это гениально!.. И это так думаю я, режиссер». - Не похоже на правду?- Тем лучше.
Вы желаете знать мое мнение о балете?- Я совершенный профан в этом искусстве. И когда милые барышни семенят на носках и, вытягивая высоко ногу, ставят прямой угол к своему торсу, мне делается так скучно и так жаль этих добросовестно откалывающих все одно и то же, одно и то же... Главное, это так казенно и так некрасиво...
Танцы характерные я люблю, в них много огня, жизни, души...
Лезгинка, мазурка, краковяк, трепак, сальторелла... Ах, вижу, вы скучаете и жалеете о своем вопросе - мы тратим время. Баста.
Перейдем к главной теме вашего визита - Академии художеств.
Признаюсь вам, с тех пор, как Академию художеств оставил Иван Иванович Толстой 1, она потеряла свой светоч и погрузилась в тьму и спячку. Сосет свою лапу и сквозь дрему думает: как бы кто чего нового не затеял и не обеспокоил бы их дремоты.
С тех пор как Академия художеств отнеслась даже к очень насущному вопросу техники живописи 2 и ее средствам - сделала вид, что ей это не нужно. (Наши деды без этих техник и химий неразборчиво красками писали и чины и ордена получали и шитье на воротниках носили, по установленному рангу.) С тех пор я дал себе слово: не ездить более даже на ежемесячные собрания ее, и она меня более не интересует.
Я вышел в чистую отставку и теперь могу говорить о ней как частный человек.
16 октября 1909 г. Куоккала

(Вопросы, на которые отвечает Репин, были поставлены перед ним сотрудником журнала, названия которого установить не удалось, так же как и фамилию сотрудника, Иосифа Эдуардовича, к которому художник обращается в письме.
В Архиве Репина сохранился второй черновик - вариант этого же письма. Он датирован 19 октября 1909 года. Эта рукопись повторяет с незначительными отклонениями первый вариант, но обрывается мне. Судя по тому, что рукопись осталась незаконченной, Репин, вероятно, уже не возвращался к этой теме и не отправил письма адресату.
Второй вариант рукописи дополнен одним абзацем:
«Будущее театра? Такие громадные средства выражения жизни человечества, дух захватывает от этого торжества благороднейших стремлений людского гения! Восторг и титания высших сторон человечности» (НБА АХ СССР, Архив Репина, VII, А-2, К-17).
Иван Иванович Толстой (1858-1916) - ученый, археолог, был конференц-секретарем, а затем с 1893 года вице-президентом Академии художеств. С 1905 года - министр просвещения. Толстой играл большую роль в проведении реформы Академии художеств, в результате которой в 1893 году в нее вошли в качестве профессоров художники-передвижники И. Е. Репин, В. Е. Маковский, И.И.Шишкин. А.И.Куинджи и другие.

продолжение ...


   Реклама:
   »  Рубрика школа вождения.

"Репин и теперь все еще в полном расцвете сил и мастерства. Но, увы - ожидать от него новых слов нечего. Он все сказал, он весь без утайки предстал перед нами, и теперь уже можно сказать решительное слово об этом большом художнике. Можно, но в то же время опасно, так как, без сомнения, мы, современники, находимся в самых невыгодных для правильной оценки условиях. Наш приговор фатально будет несправедливым и односторонним. Нет достаточной отдаленности, чтоб судить о настоящей величине Репина, нет достаточного спокойствия, чтоб беспристрастно говорить о художнике, который благодаря своей чрезмерной впечатлительности и нервности так часто менял свое отношение к молодому искусству, переходя от ярой защиты его к беспощадной вражде." (А.Н.Бенуа)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100