на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

    Статьи Репина 

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Статьи:

О модернизме
Отзыв о художнике А.Белом
Эдельфельдт
О декадентстве
О смертной казни
Ответы на вопросы о театре
Искусство и его моды
О спектакле "Борис Годунов"
Об Италии
О "Пенатах"
Ответ анониму
О Польше
В Хельсинках
О И.М.Бунакове,
учителе Репина
- 2
О братьях Праховых
Заявления

   


О "Пенатах"

«Пенаты» - наш дом в Куоккала - почти десять лет исполнял миссию народного университета. Разумеется, в крошечном виде. Каждое воскресенье в нашей гостиной читались публичные лекции по самым разнообразным знаниям: от астрономических законов вселенной до шитья сапог, от чтения первоклассных писателей (особенно Некрасов оказался по сердцу нашей среде) до практических сообщений, в которых иногда выступали наши же слушатели и слушательницы нашей аудитории. Так, Василий Николаевич Кипятов (дворник Т.Башмакова) образцово прочитал (со всеми препаратами) лекцию о пчеловодстве, а жена сапожника Ятинена Андрея Андреевича - простая повитуха - познакомила слушателей с главными приемами родовспомогательной практики. Публика была самая разнообразная. Сидельцы-приказчики, дворники, кухарки, горничные, фермеры и пр., начиная с десяти лет и даже моложе, до шестидесятилетних. Ни перед кем не запиралась большая комната, со скамейками, вмещавшая в себе человек до сорока. Она всегда была битком набита и поражала лекторов необычайным вниманием. Лекторы воодушевлялись замиравшей аудиторией и читали особенно вдохновенно, не замечая духоты.
А как нам счастливилось! Здесь читали И.Р.Тарханов (долголетие), Е.П.Семенова (о мире), Н.А.Морозов (о химии и астрономии), К.И.Чуковский (о литературе), А.И.Свирский (о значении острога), К.А.Белиловский (о глазе) и много других лекторов и поэтов, всех не припомнить. Летом лекции читались в саду, где кончались пением народных фабричных песен, частушек и эпических - про буров - и танцами. В доме зимой бывала и музыка и волшебный фонарь. После все это перешло в наш летний театр. Близкие служащие у нас обедают с нами, и это вносит только порядочность и серьезность отношения к питанию: народ, даже при самой скудности своей жизни, свято чтит хлеб-соль и помнит бога - не стыдятся молиться ему.

(Датируется второй половиной 1910-х годов (после 1914 года - года смерти Н.В.Нордман-Северовой).

Ответ анониму

Я получил анонимное письмо по поводу названия моей картины - «Быдло империализма». Открытка: «Посетил вчера выставку передвижников, видел «Быдло империализма» и удивлялся на нелепое название. Вы крупный художник в прошлом, ныне еще не умолкший старик. Но зачем же ломаться, манерничать в названии картины. Обидно за Репина, за русское искусство; что же и оно в поводу у революции? Ваш поступок глубоко взволновал нас и опечалил. Он похож на румяна, прикрывающие бледность лица героини купринской «Ямы». Умолкни, старик».
Не только не умолкаю, но постараюсь во всеуслышание объяснить свою идею удачного названия картины моей - «Бурлаки на Волге». Быдло - слово польское, оно разумеет оскотевшего раба, сведенного на животные отправления. Быдло глубоко развращенное существо: постоянно соприкасаясь с полицией, оно усваивает ее способности хищничать по-волчьи, подхалимствовать, но быстро приходить к расправе над своими господами, если они ослабеют.
Традиционная задача империи - воспитывать своих подданных в постоянном унижении, невежестве, побоях и безволии автоматов. А мой аноним так еще живет тем режимом: «что же и оно в поводу у революции?» - взволнованно печалится об искусстве этот, по всей вероятности, бывший полицейский цензор. Теперь ему уже чудится скорее возрождение у нас империализма... Ах, как соскучились по бывшей своей власти эти врожденные держиморды! - Молчать! Не рассуждать - это только нам дано.
Удивительно, до чего этот класс падок до власти! А сам русский человек давно их высмеял: «Трем свиньям есть не разделит, а ведь туда же лезет управлять»
Да, вот и мой цензор - анонимно, но сколько выражает повелительного жеста: «Ваш поступок глубоко взволновал нас и опечалил».
Мой печальник о русском искусстве боится повода - революции в искусстве. Но ведь революция есть пропасть, через которую необходимо только перейти к республике. И тут, в будущем, представляется большое грандиозное дело искусства. Вспомним только: Афины, Венецию - да и всю Италию (почти федеративную), Голландию и др.
А в заключение своего длинного возражения я скажу похвальное слово Русской республике за некоторые проявления. 1-е нищенство, наше вековечное нищенство, исчезло. Нищих нет. Как? В наше голодное время, когда на простой кусок черного хлеба, даже плохо испеченного, глядишь с нежностью!.. И не только старух, стариков, нет, даже дети, нищие, так осаждавшие прохожих, исчезли, нет их; а мальчишки так деловито выкрикивают газеты и так бойко опытно продают их - диво! И еще: наших солдат ославили как циклопов, не знающих правды, - в трамваях, на улицах. А я еще не натолкнулся ни на одну неприятную сцену. Напротив: вежливость поражающая, уступка своих мест в трамваях. И кто это установил - не отдают чести офицерам? Ни разу не встречал: козыряют с какой-то даже грацией. А как скоро привилось равенство!.. Достоинство! Никакого подхалимства!!- как не бывало - это чудо!! Большая перемена уже в это короткое время. И поздно вечером и утрами раньше шести часов такой порядок, спокойствие. Куда бы прежнему времени - пьяные, побои, крики на улицах, скандалы - жутко было, все помнят царскую полицию, вытягивались только перед начальством. Республика так заметно подбодрила и уже облагородила улицы. Все ходят быстро, торопятся по делам. Куда девалась прежняя лень, апатия.
«Обидно за русское искусство» - изрек критик-аноним. Да, тут есть правда. В Академии художеств, в зале Совета собирается уже более года Союз деятелей пластических искусств 3. Я думал, что собравшиеся будут действительно решать будущие судьбы искусств, по существу предмета; но оказалось - главная тема собравшихся была бюрократическая постановка искусства, его зависимости от общего строя - построить министерство искусств и сделаться министрами, чтобы организовать новые методы взглядов, переоценки оценок. Говорили по-новому о равенствах всех искусств и ремесел. Я попробовал просить объяснений понятия равенства в искусствах, но, не будучи в состоянии понять их, вполне логически по страстной речи оратора, я удалился. Мне показалось таким отсталым недомыслием их усилие переоценить искусство, которого эти дилетанты совсем не знают.

(Датируется 1917-1918 годами по описанным событиям. Письмо «Ответ анониму», очевидно, предназначалось для печати, но опубликовало не было. Частично печаталось в книге С.Пророковой «Репин» (М., «Молодая гвардия», 1958, стр. 372-373).

продолжение ...


   Реклама:
   »  Найти помощник генерального директора, Актуарий, Предприниматель, Вертебролог

"Не знаю других областей искусства, но живопись у теперешних французов - так глупа, так пуста, что сказать страшно. Собственно, сама живопись талантлива, но одна живопись, содержания никакого... Для этих художников жизни не существует, она их не трогает. Идеи их дальше картинной лавочки не поднимаются". (И.Е.Репин о французской живописи)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100