на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

    Статьи Репина 

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Статьи:

О модернизме
Отзыв о художнике А.Белом
Эдельфельдт
О декадентстве
О смертной казни
Ответы на вопросы о театре
Искусство и его моды
О спектакле "Борис Годунов"
Об Италии
О "Пенатах"
Ответ анониму
О Польше
В Хельсинках
О И.М.Бунакове,
учителе Репина
- 2
О братьях Праховых
Заявления

   


О "Пенатах"

«Пенаты» - наш дом в Куоккала - почти десять лет исполнял миссию народного университета. Разумеется, в крошечном виде. Каждое воскресенье в нашей гостиной читались публичные лекции по самым разнообразным знаниям: от астрономических законов вселенной до шитья сапог, от чтения первоклассных писателей (особенно Некрасов оказался по сердцу нашей среде) до практических сообщений, в которых иногда выступали наши же слушатели и слушательницы нашей аудитории. Так, Василий Николаевич Кипятов (дворник Т.Башмакова) образцово прочитал (со всеми препаратами) лекцию о пчеловодстве, а жена сапожника Ятинена Андрея Андреевича - простая повитуха - познакомила слушателей с главными приемами родовспомогательной практики. Публика была самая разнообразная. Сидельцы-приказчики, дворники, кухарки, горничные, фермеры и пр., начиная с десяти лет и даже моложе, до шестидесятилетних. Ни перед кем не запиралась большая комната, со скамейками, вмещавшая в себе человек до сорока. Она всегда была битком набита и поражала лекторов необычайным вниманием. Лекторы воодушевлялись замиравшей аудиторией и читали особенно вдохновенно, не замечая духоты.
А как нам счастливилось! Здесь читали И.Р.Тарханов (долголетие), Е.П.Семенова (о мире), Н.А.Морозов (о химии и астрономии), К.И.Чуковский (о литературе), А.И.Свирский (о значении острога), К.А.Белиловский (о глазе) и много других лекторов и поэтов, всех не припомнить. Летом лекции читались в саду, где кончались пением народных фабричных песен, частушек и эпических - про буров - и танцами. В доме зимой бывала и музыка и волшебный фонарь. После все это перешло в наш летний театр. Близкие служащие у нас обедают с нами, и это вносит только порядочность и серьезность отношения к питанию: народ, даже при самой скудности своей жизни, свято чтит хлеб-соль и помнит бога - не стыдятся молиться ему.

(Датируется второй половиной 1910-х годов (после 1914 года - года смерти Н.В.Нордман-Северовой).

Ответ анониму

Я получил анонимное письмо по поводу названия моей картины - «Быдло империализма». Открытка: «Посетил вчера выставку передвижников, видел «Быдло империализма» и удивлялся на нелепое название. Вы крупный художник в прошлом, ныне еще не умолкший старик. Но зачем же ломаться, манерничать в названии картины. Обидно за Репина, за русское искусство; что же и оно в поводу у революции? Ваш поступок глубоко взволновал нас и опечалил. Он похож на румяна, прикрывающие бледность лица героини купринской «Ямы». Умолкни, старик».
Не только не умолкаю, но постараюсь во всеуслышание объяснить свою идею удачного названия картины моей - «Бурлаки на Волге». Быдло - слово польское, оно разумеет оскотевшего раба, сведенного на животные отправления. Быдло глубоко развращенное существо: постоянно соприкасаясь с полицией, оно усваивает ее способности хищничать по-волчьи, подхалимствовать, но быстро приходить к расправе над своими господами, если они ослабеют.
Традиционная задача империи - воспитывать своих подданных в постоянном унижении, невежестве, побоях и безволии автоматов. А мой аноним так еще живет тем режимом: «что же и оно в поводу у революции?» - взволнованно печалится об искусстве этот, по всей вероятности, бывший полицейский цензор. Теперь ему уже чудится скорее возрождение у нас империализма... Ах, как соскучились по бывшей своей власти эти врожденные держиморды! - Молчать! Не рассуждать - это только нам дано.
Удивительно, до чего этот класс падок до власти! А сам русский человек давно их высмеял: «Трем свиньям есть не разделит, а ведь туда же лезет управлять»
Да, вот и мой цензор - анонимно, но сколько выражает повелительного жеста: «Ваш поступок глубоко взволновал нас и опечалил».
Мой печальник о русском искусстве боится повода - революции в искусстве. Но ведь революция есть пропасть, через которую необходимо только перейти к республике. И тут, в будущем, представляется большое грандиозное дело искусства. Вспомним только: Афины, Венецию - да и всю Италию (почти федеративную), Голландию и др.
А в заключение своего длинного возражения я скажу похвальное слово Русской республике за некоторые проявления. 1-е нищенство, наше вековечное нищенство, исчезло. Нищих нет. Как? В наше голодное время, когда на простой кусок черного хлеба, даже плохо испеченного, глядишь с нежностью!.. И не только старух, стариков, нет, даже дети, нищие, так осаждавшие прохожих, исчезли, нет их; а мальчишки так деловито выкрикивают газеты и так бойко опытно продают их - диво! И еще: наших солдат ославили как циклопов, не знающих правды, - в трамваях, на улицах. А я еще не натолкнулся ни на одну неприятную сцену. Напротив: вежливость поражающая, уступка своих мест в трамваях. И кто это установил - не отдают чести офицерам? Ни разу не встречал: козыряют с какой-то даже грацией. А как скоро привилось равенство!.. Достоинство! Никакого подхалимства!!- как не бывало - это чудо!! Большая перемена уже в это короткое время. И поздно вечером и утрами раньше шести часов такой порядок, спокойствие. Куда бы прежнему времени - пьяные, побои, крики на улицах, скандалы - жутко было, все помнят царскую полицию, вытягивались только перед начальством. Республика так заметно подбодрила и уже облагородила улицы. Все ходят быстро, торопятся по делам. Куда девалась прежняя лень, апатия.
«Обидно за русское искусство» - изрек критик-аноним. Да, тут есть правда. В Академии художеств, в зале Совета собирается уже более года Союз деятелей пластических искусств 3. Я думал, что собравшиеся будут действительно решать будущие судьбы искусств, по существу предмета; но оказалось - главная тема собравшихся была бюрократическая постановка искусства, его зависимости от общего строя - построить министерство искусств и сделаться министрами, чтобы организовать новые методы взглядов, переоценки оценок. Говорили по-новому о равенствах всех искусств и ремесел. Я попробовал просить объяснений понятия равенства в искусствах, но, не будучи в состоянии понять их, вполне логически по страстной речи оратора, я удалился. Мне показалось таким отсталым недомыслием их усилие переоценить искусство, которого эти дилетанты совсем не знают.

(Датируется 1917-1918 годами по описанным событиям. Письмо «Ответ анониму», очевидно, предназначалось для печати, но опубликовало не было. Частично печаталось в книге С.Пророковой «Репин» (М., «Молодая гвардия», 1958, стр. 372-373).

продолжение ...


   Реклама:
   »  Найти помощник генерального директора, Актуарий, Предприниматель, Вертебролог

"Для меня, как для художника-правдивца, истина превыше всего на свете. Посмотрите на любую толпу и скажите: много ли в ней приятных для глаза лиц? А затем посмотрите на полотна Рембрандта и Веласкеса. Много ли приятных лиц вы насчитаете у них? Художник изображает на картине только те лица, которые сами "просятся" на холст. Это очень тонкая вещь, и ее невозможно объяснить никакой теорией. Но если живописец решит пренебречь истиной ради красоты, он неизбежно погубит свое творение." (Репин И.Е.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100