на главную страницу            

   На главную    

    Биография 

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Биография:

Первая страница
 Вторая страница 
Третья страница
Четвертая страница
Пятая страница
Шестая страница
Седьмая страница

   


Биография русского художника Ильи Репина. Продолжение, страница вторая

В этом литературном сравнении заложено многое. Убогость и нищета народа не заслонили от художника его духовной чистоты и крепости, внешняя покорность — зреющий протест. Картина пронизана глубокой и страстной верой в народ, его неисчерпанные силы, его будущее возрождение. «Бурлаки на Волге» выдвинули автора в первые ряды лучших русских живописцев. Экспонированная в Петербурге, Москве, на Всемирной выставке в Вене картина стала центром внимания всего русского общества. Демократические круги восприняли ее как большую победу передового искусства, зато ректор Петербургской Академии художеств Ф. Бруни отозвался о ней как о «величайшей профанации искусства»; министр Зеленой, оскорбленный видом «этих горилл, наших лапотников», настаивал, чтобы руководство Академии внушило «этим господам нашим пенсионерам, чтобы, будучи обеспечены своим правительством, они были бы патриотичнее и не выставляли бы отрепанные онучи на показ Европе на всемирных выставках...». А Ф.М.Достоевский писал: «Нельзя не любить их, этих беззащитных, нельзя уйти, их не полюбя. Нельзя не подумать, что должен, действительно должен народу... Ведь эта бурлацкая «партия» будет сниться потом во сне, через пятнадцать лет вспомнится!». Но «главным глашатаем картины,— писал Репин,— был поистине рыцарский герольд Владимир Васильевич Стасов. Первым и самым могучим голосом был его клич на всю Россию, и этот клич услышал всяк сущий в России язык. И с него-то и началась моя слава по всей Руси великой». Вот что писал Стасов: «Взгляните только на "Бурлаков" г. Репина, и вы тотчас же принуждены будете сознаться, что подобного сюжета никто еще не смел брать у нас и что подобной глубоко потрясающей картины из народной русской жизни вы еще не видали, даром, что и этот сюжет, и эта задача уже давно стоят перед нами и нашими художниками. Но разве это не самое коренное свойство могучего таланта — увидать и вложить в свое создание то, что правдиво и просто и мимо чего проходят, не замечая, сотни и тысячи людей?
По плану и по выражению своей картины, г. Репин — значительный, могучий художник и мыслитель, но вместе с тем он владеет средствами своего искусства с такою силою, красотой и совершенством, как на вряд ли кто-нибудь еще из русских художников. Каждая подробность его картины обдумана и нарисована так, что вызывает долгое изучение и глубокую симпатию всякого, кто способен понимать истинное искусство, а колорит его изящен, поразителен и силен, как разве только у одного или двух из всей породы наших... столько вообще неколоритных живописцев. Поэтому нельзя не предвещать этому молодому художнику самую богатую художественную будущность».
«Бурлаки на Волге» стали началом обращенной к современности магистральной линии творчества художника. На этом пути ему довелось создать свои лучшие полотна, ставшие подлинной «энциклопедией пореформенной России».

Наиболее крупным и значительным из них является «Крестный ход в Курской губернии» (1880—1883). К подобной теме, позволявшей развернуть галерею типов русской деревни, не раз обращались художники, однако Репин поднимает ее до уровня исторической масштабности. В полной мере сохраняя присущую его дарованию чувственно осязаемую конкретность и индивидуальность каждого персонажа, он как бы воссоздает образ всей России: надутая дворянской спесью барыня с чудотворной иконой, полицейские верхом — стражи порядка, купцы-толстосумы, благоденствующие дородные священнослужители, мещаночки, умильно несущие футляр от иконы, степенные кулаки-бородачи, сотские, теснящие палками толпу бедняков, калек, убогих... Каждый из них — личность, яркий рельефный характер, и все вместе образуют главного героя картины — многоголосый и многоликий образ русской деревни той поры, всего русского общества. В движении нестройной толпы открывается целостный замысел художника, обладающего даром проницательного и ироничного наблюдателя и изобразителя жизни, не указующего назидательным перстом на язвы и пороки жизни, но воссоздающего ее во всей полнокрасочности и непредсказуемой многогранности и лишь ненавязчиво, деликатно направляющего зрителя к верным выводам и оценкам. В лице Репина русский реализм вступал в пору зрелости и высокого расцвета. Этапы творчества: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.

«Отказ от исповеди» - история создания картины В 1880 году Репин был весь поглощен работой над «Запорожцами». Но вскоре в его письмах друзьям появляются упоминания о «давно задуманных артинах из самой животрепещущей действительности, окружающей нас, понятной нам и волнующей нас более всех прошлых событий». Это были начатые уже художником картины «Крестный ход в Курской губернии», «Арест пропагандиста», «Не ждали», «Отказ от исповеди перед смертной казнью».
В совсем небольшой по размерам и очень сдержанной по краскам картине все просто и все сложно. Две фигуры, из которых одна стоит спиной к зрителю, очень скудная обстановка; собственно, ее почти нет — тюремная камера, сырая, темная, тонущая в предрассветных сумерках железная койка. Землисто-серые и оливковые, зеленоватые тона воссоздают атмосферу места действия, придают изображенной сцене драматизм и эмоциональную взволнованность. Холодный скупой свет, проникающий откуда-то сверху, освещает фигуру сидящего на койке узника в сером арестантском халате, его бледное лицо, откинутые назад спутанные волосы, исхудавшую грудь. Перед ним тюремный священник с крестом в руках. Пожилой, с круглой сутулой спиной, грузный, уже привыкший к своей жуткой обязанности — провожать на смерть приговоренных к казни: последняя исповедь, раскаяние, примирение с богом... Ни трагических жестов отчаяния и гнева, ни напряженных контрастов цвета, только на лице узника читаются смертельная тоска человека, для которого это утро последнее, гордость и достоинство, несломленная воля и уверенность в истинности избранного пути. Позой, жестом скрещенных рук, выражением лица отвергает он последнюю исповедь.
Художник не выдумал своего героя. В те годы проходили громкие процессы землевольцев, народовольцев, террористов, то и дело появлялись сообщения о новых покушениях на царя, губернаторов, жандармских генералов, о судебных процессах и жестоких приговорах, побегах с каторги, самоубийствах, смертных казнях, отказах осужденных от последней исповеди и причастия. В 1879 году в Петербурге вышел первый номер «Народной воли» — нелегального органа русского революционного народничества. В нем был напечатан отрывок из стихотворной драмы под названием «Последняя исповедь» с подзаголовком «Посвящается казненным».

Тюремный каземат. Утро. Священник обращается к заключенному:

Я мир
Душе твоей несу.
Покайся, сын, в грехах...
В ответ он слышит:
Я не совсем бессилен,— умереть
Осталось мне, и грозное оружье
Я на врагов скую из этой смерти…
Я кафедру создам из эшафота
И проповедь могучую безмолвно
В последний раз скажу перед толпой!
Как надо жить, тебя не научил я,
Но покажу, как надо умирать.

И, обращаясь к священнику, осужденный говорит:

Из всех врагов — презреннейшие — вы!
Трусливые, со сладкими глазами,
Изменники, лжецы и лицемеры!

продолжение...


"Кто из нас не помнит, как в дни нашей юности мы преклонялись перед именем Репина? Мы нетерпеливо ждали его новых произведений…, изучали каждый мазок на его картине, самый холст, называвшийся репинским, и казалось, что иначе, сильнее, чем Репин, нельзя и трактовать натуру, не говоря уже об образах в его картинах. Они казались жизненнее самой жизни, столько в них было правды и силы." (Минченков Я.С.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100