на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Сходка
(При свете лампы),
1883

Первая страница
Вторая страница
Третья страница
Четвертая страница
Пятая страница
 Шестая страница 
Седьмая страница
Восьмая страница
Девятая страница
Десятая страница
Одиннадц. страница
Двенадц. страница
Тринадц. страница
Четырнадц. страница
Пятнадц. страница

   


Герман Недошивин. Образ революционера у Репина

В «Отказе от исповеди» вместе с устранением сюжетно-повествовательной стороны отпало изображение действия, подвига, в котором выковывались столь мощные характеры. Неполноценность решения «Ареста пропагандиста» после мощного образа смертника в «Отказе от исповеди» не могла уже удовлетворять. И вот тут-то и возникает идея изобразить революционера, возвращающегося в родной дом с каторги. Сюжет был богат возможностями развития. Герой мог быть изображен в такой же по силе волнения момент своей судьбы, как и в «Отказе от исповеди». Остальные персонажи позволяли развернуть богатую гамму отношений к герою, к его подвигу. Таким образом, здесь возможно было раскрыть главную тему, не прибегая к внешнему повествованию о том, что было сделано героем, но сосредоточиваясь в основном на нравственной оценке людей и событий. С этой точки зрения, «Не ждали» - высшая точка в развитии темы революционера, его судьбы. Все предшествующее может рассматриваться как ступени восхождения к этому самому зрелому из замыслов Репина в общем цикле работы над темой.

Замысел «Не ждали» в основных чертах сложился не сразу. Домой возвращается из ссылки политический. Возвращается внезапно, неожиданно. Очевидно, он бежал с каторги. Его встречают близкие. Они охвачены волнением негаданной встречи. Взволнован и возвратившийся. Он не знает, что произошло за время его отсутствия с родными, не знает, как встретят его, пожертвовавшего собою и семьей ради своего дела. Так в общую тему судьбы революционера вносится новый оттенок: коллизия личного и общественного. Он должен оправдать свой жизненный путь перед брошенными стариками родителями, перед женой и детьми. Так в тему входит идея нравственного оправдания. Однако окончательный вариант темы сложился не сразу. Первоначально репин блуждает в традиционных формах рассказа. Его, остро чувствующего натуру прежде всего волнует вопрос: как это происходило? Он рисует себе участников сцены, причем натурой служат ему его родные, представляет себе отчетливо комнату, в которой появляется неожиданный гость. Все облекается в плоть конкретного образа, все - до солнечного летнего дня. Но когда эта часть работы художником проделана, начинается самое сложное. Репину легче всего было найти естественный облик события. Недаром во всех набросках и вариантах нас встречает та же комната, то же окно на террасу, тот же солнечный свет, сияющий в свежей зелени сада. Отсюда легче всего было прийти к чисто жанровому решению темы, от которого мастер уже отказался однажды, перейдя от «Ареста пропагандиста» к «Отказу от исповеди».
Здесь следует сделать одно пояснение. Когда мы говорим о жанрово-повествовательном подходе к теме, мы имеем в виду не всякое изображение бытовой сцены. Искусствоведческий язык подчас слишком беден общеобязательной терминологией. Для нас понятие жанрового решения включает в себя представление о будничной повседневности рассказа, о «прозе», как любят у нас говорить. Ограниченность такого метода, однако, заключается не в прозаичности самой по себе, а в том, что при жанровом подходе главенствует интерес к ситуации, а потому изображаются люди маленькие, незначительные, люди, которых можно жалеть, но которые не могут служить примером, на образах которых нельзя учиться. Речь идет о масштабе искусства, о значительности людей, служащих предметом изображения. Какая принципиальная разница между «Меншиковым» Сурикова и «Патриархом Никоном» Неврева? Не в размере (он лишь немного меньше), не в обилии фигур и аксессуаров у Неврева, в отличие от лаконичности Сурикова (это момент вторичный), а в том, что Суриков умел почувствовать и умел дать почувствовать мощь и силу изображенного им героя, а Неврев этого не умел. Меншиков - лев в клетке, которому тесно в ней. Никон - человек, как все, немножко лучше, немножко хуже. Это значит, что при «жанровом», как условно назвали его, подходе теряется характер героев изображения, они оказываются во власти мелких страстей, они слабы духом. С необходимостью избегнуть такого снижения образа столкнулся и Репин. Отчетливо представив себе все происходящее рядом с собой, с осязательностью каждодневной яви, он рисковал низвести мощно задуманную композицию до степени маленького, хотя и трогательного, происшествия. Но Репин не был бы Репиным, если бы он не справился с этой трудностью. Мы обладаем в этом плане очень поучительным документом из круга подготовительных работ к «Не ждали» - это рисунок с изображением так называемого «предупреждающего» (1883, Государственный Русский музей). Рисунок этот относится к самому началу работы над картиной. На нем уже зарисована та дверь, которая останется без изменения в окончательном варианте. У этой двери, осторожно ступая на согнутых ногах и подняв левую руку с жестом предупреждения, стоит старик. Он сообщает сидящим в комнате о внезапном появлении нежданного гостя, чтобы они шумом восклицаний не выдали тайны беглого. Фигура эта, рисованная Репиным со своего тестя, кажется сошедшей с какой-то картины Маковского. Суетливый мелкий жест, подробная описательная характеристика старика да и самая мысль ввести в картину «предупреждающего» свидетельствуют, что вначале художниц собирался рассказать, как сидели в комнате ничего не подозревавшие люди и как, крадучись, пришел к ним близкий человек, бежавший с каторги. Это целая новелла и притом новелла в самом деле во вкусе Владимира Маковского. Но Репину суетливая назойливость его старика пришлась не по вкусу. Она мельчила замысел и делала картину, вне зависимости от задуманных размеров миниатюрной. И художник отбрасывает образ «предупреждающего».

После этого Репин делает попытку подойти к образу с другой стороны. Трудно сказать, думал ли он с самого начала дать в образе нежданного гостя девушку, бывшую курсистку, попавшую за свою политическую деятельность в ссылку. Во всяком случае, в эскизе-варианте 1883 года (Государственная Третьяковская галерея) мы видим входящей в комнату именно девушку. Эскиз написан легко, в очень светлых тонах. Интерьер насыщен воздухом и солнечным светом, обильно льющимся через дверь. Благодаря этому создается общее радостное, можно сказать, бездумное, ощущение дачи.
В комнату быстро вбежала девушка, широко распахнув дверь, и сразу, остановившись посередине, пристально вглядывается в сидящую в кресле у стола сестру. Та откинулась, в живом движении изумления поднеся к лицу левую руку - жест, быть может, сохранившийся от версии с «предупреждающим» (там он был жестом сдерживаемого восклицания, отвечавшим поднятому в предостережении пальцу старика). Сидящая за роялем молодая женщина подалась вперед к вошедшей. Девочка, готовившая за столом уроки, вскинулась с чувством взволнованного любопытства.

продолжение...


"Ну, знаете, что я вам скажу - если какому-нибудь художнику или просто человеку не нравится Репин, то это не художник, а просто балда!" (Крымов Н.П.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100