на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

    Шер 
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Н.С.Шер о Репине:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

   


Надежда Шер. Рассказ об Илье Репине

Летом Репины уехали в Нормандию, в маленький приморский городок Вёль. И это лето было, пожалуй, самым радостным и значительным временем за границей. В Вёле была целая колония русских художников - Поленов, Савицкий, Боголюбов... «Красные шапки» - так называли их местные жители, потому что, приезжая в Вёль, все они запасались красными шляпами, которые хорошо защищали от морских ветров, солнца. Репин был в восторге от Веля; его пленяло все: море, скалы, поля, высокая пшеница, маки. Впервые за многие годы, если не считать поездок на Волгу, так близко соприкоснулся он с природой. Впервые с таким страстным увлечением писал на открытом воздухе, упорно добиваясь предельно точной передачи солнечного света.
В конце лета Репин увез в Париж много этюдов, и среди них прелестный этюд девочки-рыбачки: под прямыми лучами горячего южного солнца, среди неяркой травы, васильков, маков стоит девочка-рыбачка в рваной, заплатанной кофте, с рыбацкой сетью в руках. И эта фигура девочки, так чудесно согласованная с бледно-голубым небом, производит неотразимое впечатление.
В Париже уже начались «вторники» у Боголюбова. Алексей Петрович Боголюбов, внук Радищева, талантливый пейзажист, давно жил в Париже и был назначен Академией художеств «надзирать» за пенсионерами. Он был в постоянных хлопотах, добывал русским художникам заказы, помогал искать мастерские, устраиваться на новом месте. А его мастерская была центром русской художественной колонии, где встречались все приезжавшие в Париж русские художники и где по вторникам собирались художники, музыканты, певцы.
На вечерах у Боголюбова и в русской библиотеке Парижа встречался Репин с русскими студентами, с видными революционными деятелями России - В.Н.Фигнер, Н.А.Морозовым, А.И.Иванчиным-Писаревым. «...Напишите, пожалуйста, где я могу достать здесь русские книги авторов, изгнанных из России, и пропишите, что особенно интересно из их работ», - просит он Стасова, и Стасов называет ему парижский книжный магазин, где имеются эти издания.
Париж - город, где недавно потерпела поражение Парижская коммуна, где все еще живы были воспоминания о художнике-коммунаре Гюставе Курбе, который боролся на баррикадах, - все больше привлекает Репина. «...Нет ли чего подробного на русском языке о революции 48 года здесь и о последних делах и движении коммунистов?» - снова просит он Стасова.
Пройдет десять лет, и Репин снова приедет в Париж. В день памяти расстрелянных коммунаров, который ежегодно отмечается во Франции, он пойдет на кладбище Пер-Лашез к знаменитой Стене коммунаров и потом под свежим впечатлением от грандиозной траурной демонстрации в несколько дней напишет прекрасную небольшую картину «Митинг у Стены коммунаров».

10
Три года прожил Репин за границей. В июле 1876 года Репины вернулись в Петербург. Буйные восторги от всего своего, родного, радость первых встреч с друзьями и вслед за тем горечь от сурового их приговора картинам, привезенным из Парижа. Друзья, знакомые недоумевали: как мог Репин после «Бурлаков» писать такие малосодержательные картины? Стоило ли ему жить за границей?.. Обидно, что Стасов и Крамской не хотели видеть, какие успехи сделал он в живописи, как по-новому в своих этюдах из Веля пытался он решать задачи колорита. И как бы в доказательство той «высоты исполнения», которой добивался и добился он за границей, буквально в несколько дней написал чудесную картину «На дерновой скамье». Писалась она на даче под Петербургом, в саду у родственников жены. На дерновой скамье - семья Шевцовых; налево сидит жена Репина, рядом на траве играют его дочери Вера и Надя, которая родилась в Париже. За деревьями - далекое небо с легкими облачками, поле. Общий тон картины серебристо-зеленоватый, и вся она как бы напоена солнцем, теплом. Написан этот групповой портрет с блестящим мастерством, свежо, изящно.
Его, Репина, упрекают в том, что он поддался влиянию французских художников... А он, как и раньше, верит в то, что искусство должно быть идейным, боевым, правдивым. Только такое искусство близко и понятно людям, только такое искусство призвано служить народу.
Репин переживал трудное время. Ему казалось, что друзья перестали верить в него и что только из жалости к нему не говорят всей правды. Он решил уехать. И осенью со всей семьей собрался в Чугуев.
В Чугуеве Репин не был около восьми лет. И теперь после Парижа, после петербургской сутолоки, после встречи с друзьями, которая оставила в душе горький осадок, он с радостным волнением подъезжал к городу своего детства.
Был серый осенний день. Как все знакомо! И как постарел город! Домики как бы вросли в землю, ворота покосились. Грязно, безлюдно. Тишина такая, что кажется, весь город спит. Лес за городом, с которым связано столько детских воспоминаний, вырублен, и вместо леса - голая земля, покрытая пнями... А в доме у Репиных будто ничего не изменилось, только все кажется маленьким. Маленькими, постаревшими кажутся и отец с матерью.
Началась чугуевская жизнь. Никогда раньше Репин не чувствовал так остро свою связь с родной землей, с родиной. Хотелось поскорее окунуться в народную жизнь, работать во всю силу. Он ко всему приглядывался, все замечал, все складывал в памяти. Подолгу бродил по окрестностям Чугуева, бывал на свадьбах, на базарах и ярмарках, на постоялых дворах, в трактирах, церквах. «...Что это за прелесть, что это за восторг!!! Описать этого я не в состоянии, но чего только я не наслушался, а главное, не навидался...» - писал он.
Альбомы его заполняются набросками, заметками, эскизами. В голове роятся планы все новых и новых работ. Он пишет портреты крестьян: «Мужичок из робких», «Мужик с дурным глазом», «Парубок из Мохначей»... Тут же успевает сделать двойной портрет дочерей Веры и Нади, портрет Троньки - Трофима Чаплыгина, несколько портретов чугуевских своих знакомых, портрет академического друга Н. И. Мурашко, который приехал к нему погостить. И один из самых замечательных портретов - портрет чугуевского протодьякона Ивана Уланова... Быстро, вдохновенно, смелой кистью написал Репин это «духовное лицо» - пьяницу и обжору. И, написав портрет, дал ему такую превосходную характеристику: «Это экстракт наших дьяконов, этих львов духовенства, у которых ни на одну йоту не попадается ничего духовного, - весь он плоть и кровь, лу-поглазие,- зев и рев, рев бессмысленный, но торжественный и сильный...» Надо сказать, что портрет прежде всего пришелся по вкусу самому протодьякону Уланову и он безмерно гордился своим изображением.
Весной 1877 года в Петербурге начался «Процесс пятидесяти» - судебное дело революционеров-народников, обвиняемых «в государственном преступлении по составлению противозаконного сообщества и распространению преступных сочинений». По Чугуеву пошли слухи о том, что многих ссылают на каторгу и в Сибирь на поселение. Говорили, что самого главного революционера, который сказал на суде речь за рабочих и против правительства, повезут через Чугуев. Слухам верили. Мальчишки бегали на столбовую дорогу, которая шла через улицу мимо репинского дома, смотреть ссыльных - «несчастненьких», как их называли. Но ссыльных по этой дороге всё не везли, а как-то Репин во время своих скитаний по окрестностям Чугуева встретил телегу, запряженную тройкой крестьянских лошадей. В телеге сидел арестант, по-видимому «опасный преступник-революционер».

продолжение...


"Не знаю других областей искусства, но живопись у теперешних французов - так глупа, так пуста, что сказать страшно. Собственно, сама живопись талантлива, но одна живопись, содержания никакого... Для этих художников жизни не существует, она их не трогает. Идеи их дальше картинной лавочки не поднимаются". (И.Е.Репин о французской живописи)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100