на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

    Шер 
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Н.С.Шер о Репине:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

   


Надежда Шер. Рассказ об Илье Репине

Репину посчастливилось. Вскоре после приезда он стал свидетелем крестного хода. Вместе с толпой шел в пустынь, смотрел, размышлял, делал в своем альбоме пометки, зарисовки. Вернувшись в Москву, он повернул к стене начатую картину «Крестный ход в дубовом лесу» и принялся за новую картину - «Крестный ход в Курской губернии». Он торопился ее писать - хотелось поставить на десятую передвижную выставку. А главное, хотелось кончить ее до переезда в Петербург, куда он мечтал перебраться с семьей на постоянное жительство. Работать над такой огромной картиной в мастерской было трудно. Третьяков предложил перевезти ее в пустые, недавно отстроенные залы галереи.
И вот мы входим в зал, и навстречу нам по большой дороге в знойный летний день, мимо холмов, покрытых пнями, движется неисчислимая толпа. Она гудит, колышется, ползет... Мужики, в праздничных одеждах, с лицами серьезными и степенными, несут огромный, позолоченный, весь украшенный цветными лентами фонарь, в котором мерцает пламя свечей. За ними хор певчих. Рыжий дьякон с кадилом. Две женщины со смиренным благоговением склонились над пустым киотом из-под «чудотворной иконы», а самая икона в руках у низкой толстой барыни - местной помещицы в роскошно-безвкусном платье, с выражением тупого высокомерия в лице. Возле нее вся «знать»: военный в мундире, купен с золотой цепью на животе, попы в ризах... Это «чистая» публика. С двух сторон она оцеплена конными полицейскими, сотскими3 с бляхами на груди. Перегнувшись с седла, замахнулся на толпу жандарм, вдали еще двое повернули лошадей прямо в толпу, а впереди, налево от зрителей, подбоченясь, едет пристав. Понятые, взявшись за руки, образуют цепь, чтобы не допустить до «сильных мира сего» простой народ, который со слепой верой ждет милости и чуда от «явленной иконы». Вперед прорвался нищий горбун на костыле, лицо у него вдохновенно-сосредоточенное, а понятой преграждает ему путь дубинкой. Это тот горбун, который часто ходил по Абрамцеву и его окрестностям и которого много раз писал и рисовал Репин для своей картины. Да и не его одного - множество действующих лиц в картине написано с натуры и так изумительно, что кажется, знаешь каждого участника шествия.
Ничего в картине не выдумано, все жизненно-правдиво и все подчинено основной мысли, которую так точно определил сам Репин: «...Главный сюжет в центре картины - это барыня, несущая икону под конвоем сотских».
Картину эту Репин кончал уже в Петербурге и поставил ее на одиннадцатую передвижную выставку. Реакционеры подняли вокруг нее злобную шумиху. Они ругали ее в печати за «несправедливое обличение», за то, что она «напоена социальным ядом». Но не эти люди выражали общественное мнение; передовая молодежь, студенты, курсистки поняли ее и приняли с восторгом. А художник только посмеивался: «Ведь мне не привыкать стать: никого еще, кажется, так не распекали, как меня».

13
В сентябре 1882 года Репин с семьей перебрался на житье в Петербург. В Москве он прожил пять лет. За эти годы написано около шестидесяти портретов, и среди них такие превосходные, как портреты композитора М.П.Мусоргского, писателя А.Ф.Писемского, хирурга Н.И.Пирогова, композитора и пианиста А.Г.Рубинштейна, артистки П.А.Стрепетовой, портреты друзей-художников - Поленова, Чистякова, и многие другие.
В Москве созданы картины «Царевна Софья», «Проводы новобранца», «Вечорниш» - девушка с парубком пляшут трепака. Почти закончен «Крестный ход в Курской губернии». Задуманы и начаты «Арест пропагандиста», «Отказ от исповеди», «Не ждали», «Иван Грозный и сын его Иван», «Запорожцы» и еще несколько других картин. А сколько сделано этюдов! Какое множество первоклассных рисунков! «Голова горит от чудесных мыслей, художественных идей», - писал о тех годах Репин.
В Москве остались друзья - Суриков, Поленов, Васнецов. Остался и Лев Николаевич Толстой - больше, чем друг. Он сам однажды пришел к Репину, и этот вечер первой встречи с «великим Львом», как называл его Стасов, навсегда остался самым дорогим воспоминанием Репина.
Из Москвы Репин уезжал без сожаления и так же, как несколько лет назад расточал хвалы Москве, теперь восторгался Петербургом. Поселились Репины у Калинкина моста. Вокруг просторно, строго, величаво. Репин ходил по Петербургу, забирался далеко. «Вспоминаю многое; на некоторых местах не был 15 лет и теперь точно на родине...»
Оглядевшись и устроившись, Репин с головой ушел в работу: «Я так теперь работаю, так устаю, что даже нервы ходят ходуном. Еще в Москве начал он картину «Арест пропагандиста». Работал над ней мучительно, долго и с горечью сознался себе в том, что картина не получилась. В Петербурге он снова за нее принялся. Изменил композицию, сделал много новых этюдов, постепенно убрал все лишнее, что мешало выявить главную мысль. Вместо двадцати человек, которые были в первом варианте картины, он оставил только четырнадцать. Арестованного пропагандиста окружают теперь не крестьяне, среди которых были и сочувствующие, а стоит он лицом к лицу со своими врагами в избе, у столба. Руки его крепко связаны, а его самого держит понятой. Рядом - сотский. Левее на скамье сидит, по словам Репина, «местный кабатчик или фабричный и смотрит в упор на арестанта. Не доносчик ли?» Может быть доносчиком и тот человек, который стоит у окна и, заложив руки за спину, смотрит на пропагандиста, - это, вероятно, хозяин избы. Направо у дверей сидит пристав, читает бумаги, только что вынутые из чемодана. Угодливо склонился над приставом сыщик, за ним другой - с торжеством протягивает руку со связкой книг. В дверях девушка; она одна сочувствует пропагандисту и с тревогой смотрит на сыщика...
А пропагандист?.. Ему не вырваться из рук царских прихлебателей. Он готов был к тому, что рано или поздно настанет день, и будет он арестован, брошен в тюрьму. И все-таки как трудно с этим примириться! Он знает, что не одинок, что на его место придут другие. Сколько силы, решимости в его лице, с какой ненавистью смотрит он на врагов!
От первого эскиза, сделанного к этой картине в 1879 году, пройдет одиннадцать лет, прежде чем Репин окончит ее и покажет зрителям.
А на мольберте стоит еще картина, посвященная русским революционерам. Она тоже начата в Москве почти одновременно с «Арестом пропагандиста»... Как-то Репин в один из своих приездов в Петербург
был в гостях у Стасова. Как всегда, Владимир Васильевич был рад ему. Настроение у него было тяжелое: два его брата были арестованы за хранение запрещенной литературы. И все-таки он сберег для Репина нелегальный номер газеты «Народная воля», где был напечатан отрывок из стихотворения поэта Минского «Последняя исповедь».

Я не совсем бессилен – умереть
Осталось мне, и грозное оружье
Я на врагов скую из этой смерти...
Как надо жить, людей не научил я,
Но покажу, как надо умирать...

Впечатление от стихов было потрясающим. «Я помню, как мы с Вами вместе, лет десяток тому назад, читали «Исповедь» и как мы метались, словно ужаленные и чуть не смертельно пораненные», - писал много лет спустя Стасов. И возможно тогда же, когда слушал Репин эти стихи, он мысленно представлял себе будущую картину и под свежим впечатлением сделал первый набросок.

продолжение...


"Не знаю других областей искусства, но живопись у теперешних французов - так глупа, так пуста, что сказать страшно. Собственно, сама живопись талантлива, но одна живопись, содержания никакого... Для этих художников жизни не существует, она их не трогает. Идеи их дальше картинной лавочки не поднимаются". (И.Е.Репин о французской живописи)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100