на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

    Публикации 

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Публикации:

И.М.Степанов
И.Л.Бродский - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
В.Н.Римский-Корсаков - 2 - 3 - 4
3.И.Крапивин - 2
В.Н.Москвинов - 2 - 3 - 4
Б.Д.Сурис - 2
А.А.Ильина
Вл.Серов

   


Его рука рисует уверенно, с кажущейся легкостью, как бы не думая. Но именно в этих рисунках наиболее зрелой поры его графического мастерства художник выступает мудрым и глубоким аналитиком.
Многообразен по широте подходов к решению портретной задачи цикл рисунков, изображающих современников - писателей, художников, ученых. Эти рисунки проникнуты страстным отношением Репина к людям, рисование которых доставляет ему творческое наслаждение. Вот почему его портреты лишены пассивной протокольности.
Острое чувство человека, с его неповторимыми приметами, сопряжено у Репина с личным переживанием, его отношением к портретируемому. С зоркостью тонкого психолога он подмечает малейшее душевное движение, порой скрытое. Не случайно П.П.Чистяков признавал эту черту в творчестве Репина наиболее значительной («особенно силен он в выражении лиц»). Экспрессивность характеристики сочетается в репинских рисунках с осязательным ощущением «живого человека» - его тела, материальности кожи, волос, платья и, главное, его духовного облика.
Живой, трепетной пластичностью проникнуты «Портрет отца» (1880, собрание Е.Миллера, Прага), портреты художника-карикатуриста Лабуца (1883, собрание С.А.Белица, Париж), выступавшего под псевдонимом Овод, архитектора А.И.Шевцова, тестя художника (1886, музей Атенеум, Хельсинки), педагога Л.Н.Яковлевой (1888, ГРМ).
В беглой зарисовке художник, естественно, не мог создать глубокий образ, раскрывающий человека в сложных психологических и общественных связях. Его альбомы - записные книжки художника, повседневно заносящего в них свои наблюдения. Графический язык художника предельно точен. Несколькими штрихами карандаша, то мягкими, то более энергичными, он рисует фигуры людей, контуры пейзажа, архитектуры. Он работает, не останавливаясь, ищет верные линии, не стирая уже положенных, исправляя их, дополняя, и в этом сплетении штрихов, линий, пятен возникают живые формы реального мира. Эта первоначальная фиксация увиденного несет в себе взволнованность творческого переживания, активного отношения к действительности.
Художник умеет извлечь из натуры и передать с полнотой ее характерные пластические признаки. Большое мастерство дает ему возможность быстро суммировать свои впечатления и находить им четкое изобразительное выражение. Даже в быстро сделанных набросках всегда чувствуется крепкая пластическая основа, прочный костяк, свидетельствующие о большом знании анатомии, совершенном чувстве формы.
Сосредоточенно работающим, наклонившимся над столом изображен писатель Д.В.Григорович (1888, ГМИИ); карандаш художника застиг отдыхающего на диване, уснувшего А.И.Куинджи (1886, частное собрание, Москва). Примечательны два альбомных наброска «Спящий В.А.Серов», связанные с путешествием Репина с юным Серовым в Запорожье в 1880 году. Один из них ошибочно датирован 1888 годом. На втором сделана приписка, уточняющая дату: «9 мая около Орла. Антон с комфортом III класса». Эти рисунки, связанные с биографией Репина и Серова, имеют важное иконографическое значение. Выполненные с натуры, они сохраняют свежесть и непосредственность живого наблюдения и являются художественно правдивыми свидетельствами дружбы двух великих художников.
Поразителен по гротесковой остроте рисунок «Великий князь Михаил Николаевич в форме генерал-фельдмаршала» (1884-1886, ГТГ. Поступил в 1961 году из Чехословакии), сделанный для картины «Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве». Один из высших сановников, член царской семьи, показан маразматическим солдафоном, обвешанным орденами. Его образ остается в памяти как карикатурная, страшная маска. Точными штрихами построен контур головы и вылеплены планы лица, обобщенные растушкой; остальное, костюм и регалии, трактовано бегло, но энергично, жирными штрихами. К этой же картине относится этюд «Мундир» (1880-е годы, музей Атенеум, Хельсинки). Он датирован художником позднее его написания, 1879 годом, ошибочно.
О длительной привязанности Репина к образам Запорожья говорят рисунки «Казак» (1895, ГРМ) с надписью: «Казак, маты, подумать та вражи люде не хвалять», «Запорожец» (Национальная галерея в Праге) и «Голова запорожца» (собрание В.В.Лишева, Ленинград). Возможно, что последние два рисунка - этюды к «Запорожцам». Образы героев этой картины воскрешены и в акварельном рисунке, изображающем двух запорожцев, с надписью: «От всего кошу, поздоров боже!» (собрание Е.П.Климова, Москва), очевидно предназначенном для воспроизведения на открытке.
Интересны рисунки, имеющие подготовительный характер, связанные с работой над композициями, выполненными Репиным в те годы. Рисунок «Казачок» (ГТГ), вероятно, набросок к одноименной литографии 1880 года. В нем прекрасно намечены немногими штрихами движение и характер танца. Рукой опытного мастера исполнен лист с зарисовками Н.И.Пирогова (1881, Национальная галерея в Праге), необходимыми для работы над скульптурным портретом, который Репин сделал в связи с пятидесятилетием научной деятельности и семидесятилетием со дня рождения знаменитого хирурга.
Бюст лепился не с натуры, а на основе сделанных портретов и зарисовок. «Я теперь леплю бюст Н.И.Пирогова. В Москве, во время его приезда на юбилей, я сделал его портрет и рисунки для бюста», - писал Репин Стасову 14 июня 1881 года.
К этой группе рисунков можно присоединить зарисовки испанских костюмов из мадридского альбома (1883, ГТГ), «Юноша с копьем» (1893, музей Атенеум, Хельсинки) - этюд к картине «Христос в Гефсиманском саду» и эскизы жанровых композиций: «Банкет» (Национальная галерея в Праге) и «Бракосочетание» (музей Атенеум, Хельсинки). Эти листы вводят нас в творческую лабораторию художника.
Интересным дополнением к большой серии репинских рисунков, изображающих детей, являются наброски из альбомов конца семидесятых - начала восьмидесятых годов: «Вера и Надя» (Национальная галерея в Праге), «Вера, Надя и Юра» (ГТГ) и «Голова мальчика» (Национальная галерея в Праге), «Таня» (1886, музей Атенеум, Хельсинки).
На первом листе изображены дети художника, играющие на пригорке, возле реки. Рисунок, вероятно, сделан в Абрамцеве в конце семидесятых годов. Тонкий, хорошо нюансированный в тональных определениях, он выполнен в характерной штриховой манере, выработанной Репиным в тот период, и принадлежит к числу лучших рисунков, сделанных им с натуры на воздухе.
Полон жизни и трепетности этюд «Голова мальчика», который также можно причислить к лучшим детским портретам Репина.
О большом мастерстве и умении выразить типичные особенности детей, их психологию говорят перовые рисунки, изображающие детей поэта К.М.Фофанова (1897 и 1898, ЦГАЛИ), с которым Репин был дружен и талант которого высоко ценил.

продолжение ...


"Приблизительность, непродуманность - самые подходящие слова для характеристики репинской живописи. И по части исполнения, и по части содержания она приблизительна, туманна, непродуманна. Репин - мягкий человек, с нежным, но непостоянным сердцем, с ярким умом, развившимся, однако, не в глубину и не в высоту, а как-то в ширину. Впечатлительность у него большая, но не цепкая, не прочная. В этом мощном силаче, как оно ни странно, много женственного: нежного, мягкого, но и неверного, непрочного."

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100