на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

    Письма Репина 

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Письма Репина:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

   


Как известно, В.В.Стасов увидел в них отход художника от идейно-реалистического искусства в сторону «чистого искусства». «Письма» стали причиной длительного разногласия Репина со Стасовым. М.В.Веревкина, по-видимому, писала Репину о том, как реагируют художественные круги на его «Письма об искусстве». Репин поясняет в одном письме Е.Н.Званцевой (от 25 июня 1894 года): «Веревкиной писал оттого, что получал от нее очень интересные письма. Она оказалась гораздо умнее и интереснее, чем я предполагал». Замечания М.В.Веревкиной побуждают Репина в ответных письмах комментировать свои «Письма об искусстве». Эти комментарии делают письма И.Е.Репина из Италии М.В.Веревкиной очень ценным дополнением к его «Письмам об искусстве». Репин подчеркивает, что нелепо под «искусством для искусства» понимать только форму, что и форма, в свою очередь, также родит идеи, потому что принцип искусства - это образ. По существу, Репин восстает не столько против идейности искусства, сколько против реакционных идей, навязываемых тогда искусству некоторыми кругами, а также против «проповедничества» в искусстве.
М.В.Веревкина в своих письмах информировала Репина о важных событиях художественной жизни России. Сообщение о том, что картина Н.Н.Ге «Распятие» не допущена к экспонированию на 22-й передвижной выставке, вызвало гневное негодование и возмущение Репина косностью царской цензуры. Картину М.В.Веревкиной «Жиды на молитве», которую Репин видел и одобрил в Благодати и которую художница закончила в Петербурге, не приняли на академическую выставку 1894 года. Репин пишет ей, что не следует отказываться от правильного пути, не следует приспособляться к господствующим требованиям, «не надо менять лагеря».

Большой интерес представляет письмо И.Е.Репина от 20 августа 1895 года, в котором художник выражает надежду на будущее оздоровление общества, вместе с чем «усилится и разумная потребность искусства реального, здорового, эпического, как во времена Гомера», на стороне которого всегда будет большинство, то есть народ. «А большинство, особенно если оно разумно и здорово - великая сила». В 1896 году М.В.Веревкина вместе с мужем, А.Г.Явленским, уезжает учиться в Мюнхен, в школу Антона Ашбе. В Мюнхене в то время и несколько позднее учится ряд русских художников - И.Э.Грабарь, Д.Н.Кардовский, О.Л.Делла-Вос-Кардовская, В.В.Кандинский, И.Я.Вилибнн, Д.Ф.Богословский (в школе А.Ашбе) и другие. В своих письмах из Петербурга Ренин интересуется жизнью и работой небольшой колонии русских художников в Мюнхене, а также пишет о положении в Академии художеств. Он пишет об академических экзаменах, отмечает успехи своих учеников, дает оценку ряду молодых талантливых художников. Описываются также петербургские выставки, в частности организованная по инициативе Репина выставка эскизов. Меткие замечания, чуткость по отношению к молодому поколению художников, забота Репина о настоящем и будущем русского искусства придают этим письмам большой интерес.

Занятия за границей не помогли М.Веревкиной стать интересным, большим художником. Репин предупреждал ее и Явленского: «Учиться надо дома у себя; только там Вы без помехи разовьетесь и будете силой настоящей... « Несомненно способная, даже талантливая, ученица Репина увлеклась под влиянием Явленского упадочными направлениями западного искусства. У Явленского была склонность к манере я подражательству, и не случайно Ренин именует его в письмах то Веласкецом, то Уистлером, то Гойей и т.д. Позже следовало подражание Ван-Гогу, Сезанну, Матиссу. Репин ценил талант Явленского, оказывал ему поддержку в Академии художеств. Он рекомендует будущему художнику больше работать, заканчивать начатые произведения, выставляться. Нельзя не признать, что нередко у Репина сквозит также некоторое нерасположение и ирония по отношению к Явленскому, самолюбце которого болезненно реагирует на замечания и советы учителя. Вероятно, поэтому переписка с Репиным прерывается на несколько лет.
М.В.Веревкина сознательно не присылает Репину просимых снимков с работ Явленского, а также ничего не сообщает о своих мюнхенских работах, по-видимому заранее опасаясь резкой критики Репина. Перебирая фотографии ранних ее работ, И.Е.Репин писал тогда: «...Я невольно думаю: если бы она не уезжала за границу, если бы работала скромно и сдержанно в своем черном тоне... М. Веревкина была бы уже крупным именем оригинального художника».
Только в 1910 году И.Е.Репину представилась возможность ознакомиться с заграничными работами двух своих бывших учеников - М.Веревкиной и А.Явленского.
В 1909 году В.В.Кандинский и А.Г.Явленский создали в Мюнхене «Новое объединение художников» («Neue KunstlervereinigungMunchen»). В него вошла и М.В.Веревкина, а также немецкие художники Эрблох, Канольдт, Г.Мюнтер. В 1910 году эта группа участвовала на выставке в Петербурге, в салоне Издебского, в доме армянской церкви на Невском проспекте. И.Е.Репин посетил выставку (в сопровождении Н.Д.Ермакова) и поместил в печати статью о ней «Салоп Издебского» («Биржевые ведомости», 1910, 20 мая, вечернее издание). Приводим выдержки из этой статьи.
«...Меня очень интересовали работы А.Г.Явленского и М.В.Веревкиной в салоне в армянской церкви...
Здесь ожидал пас целый ад цинизма западных бездарностей, хулиганов, саврасов без узды, на полной свободе выкидывающих курбеты красками на холстах... « - так начинает Репин описание выставки. И дальше читаем:
- Пойдемте, нет мочи терпеть долее эти миазмы! - обращаюсь я к терпеливому спутнику.
- А как же Явленский и Веревкина? Ведь мы их еще не видели, - сказал мне добрый Виргилий.
- Ищите их, дорогой мой, а я буду смотреть в окно пока; глаза мои заболели от этой дерущей грубости красок хулиганов.
Я вспоминал.
Сама Мариамна Владимировна Веревкина до 1894 года в Петербурге произвела несколько замечательных полотен... Пластика и сила черного тона этих характерных картин сделали бы честь всякому первоклассному мастеру... Силу света, характерность и жизнь этих фигур похвалил бы сам Мурильо, и позавидовал бы ей Зурбаран.
В Мюнхен после этих работ М.В. уезжала с большими планами; эта талантливая особа кипела жизнедеятельностью и имела большой кругозор идей при своем недюжинном художественном образовании. Года два назад в «Салоне» Серг. Маковского впервые у нас появились апельсины на голубой плоскости, покатой к зрителю (холст все держит). Это были работы Явленского. Они были плохи, аляповаты, бессмысленны и явное подражание уже избитому... Но я еще ждал: он не бездарностью был у нас, только с ленцой...


продолжение ...


"Вот увидишь сам, как заблестит перед тобой наша русская действительность, никем не изображенная. Как втянет тебя до мозга костей ее поэтическая правда, как станешь ты постигать ее, да со всем жаром любви переносить на холст - так сам удивишься тому, что получится перед твоими глазами." (Из письма Репина Поленову в 1877 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100