на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 -  8  - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Приехав в 1867 году на каникулы в Чугуев и особенно остро почувствовав контраст между духовной жизнью в столице и глухой провинции, Репин писал Прахову: «Помните, как мы сидели на досках разбившейся барки у залива, маленькие волны плескали у самых ног наших, Вы говорили тихо, внятно, и все эти вечера - какие-то торжественные сны». Адриан ввел Репина и еще нескольких друзей в свою семью. Так из большого кружка выделилась более тесная группа, которая стала собираться в доме Праховых. Жили они на самом верхнем этаже, в небольшой уютной квартире в доме № 81 у Вознесенского моста, обращенном своими фасадами на Екатерининский канал и Вознесенский проспект. Мать Прахова Евдокия Васильевна, рано овдовев, оказалась во главе большой семьи. С помощью своего брата Иосифа Васильевича Полубинского она воспитала четырех сыновей, двух дочерей да еще четырех племянников. Радушная хозяйка, она была приветлива ко всем, кто приходил к ее детям.

Дом был всегда полон молодежи. Особенно притягивал семейный очаг тех, кто жил в меблированных комнатах вдали от близких и дома. А такие среди друзей Прахова преобладали. Но больше всего привлекала молодежь в доме Праховых атмосфера насыщенной интеллектуальной жизни, которая была типична для кругов передовой русской интеллигенции. Здесь Репин впервые читал нелегально распространявшийся в России герценовский «Колокол». Здесь он знакомится со статьями Белинского, Добролюбова, Писарева, Чернышевского. Читались тут и рассказы Глеба Успенского, стихи Некрасова. А по воскресеньям квартира Праховых преображалась. Выдумкам не было конца: традиционные шарады, живые картины, домашние маскарады - молодежь умела повеселиться. Адриан познакомил Репина со своим старшим братом - Мстиславом, к тому времени уже окончившим университет. В 1861 году, будучи еще студентом, Мстислав принял деятельное участие в студенческих волнениях, за что был заключен на два с половиной месяца в Петропавловскую крепость.
Мстислав рассказывал о том, что там, в тюрьме, студенты сочинили целую оперу в стихах, осмеивающую правительство, и распевали ее на церковный лад. Вскоре Репин уже знал наизусть эту оперу, и, когда по воскресеньям приходили друзья Мстислава, он вместе с ними весело пел эти куплеты: «Придите, братие, братие, братие, и совет составим, как давить нам просвещение, как искоренять науку». Частыми гостями в доме Праховых были друзья Мстислава Викторовича: только что получивший звание профессора, молодой ученый Дмитрий Иванович Менделеев и недавно окончивший университет в Германии со званием доктора философии и магистра словесности П.А.Висковатов, знаток русской и славянской литератур. Здесь Репин познакомился и с одним из ниспровергателей академической системы образования, выступавшим на страницах журналов «Искра» и «Русское слово» поэтом Д.Д.Минаевым, автором переводов из Байрона и Данте. Казалось бы, странно было видеть среди друзей Прахова известного поэта А.Н.Майкова, который уже давно пережил свои демократические увлечения и забыл те годы, когда он был одним из друзей Белинского и петрашевцев. В то время он уже придерживался диаметрально противоположных взглядов, став одним из сторонников теории искусства для искусства. Близость А.Н.Майкова с М.В.Праховым возникла благодаря общему увлечению Древнерусской литературой. Знаток древнерусской литературы, Прахов очень помог ему в переводе «Слова о полку Игореве». Сам Прахов, окончив блестяще историко-филологический факультет Петербургского университета, отказался от всех предлагаемых ему лестных должностей и предпочел скромное место учителя русского языка и словесности в гимназии. Это оставляло много свободного времени, которое он посвящал науке.

Человек огромной эрудиции, одаренный высоким поэтическим чутьем, он с одинаковым блеском переводил как стихи Гейне, так и персидские песни Гафиза. По словам А.Н.Майкова, «Прахов, как никто другой, забирался всегда в самую глубь, самую святая святых поэзии изучаемых им народов и отдельных поэтов, древних и новых. Такого понимания ни до него, ни после него никогда и ни в ком не встречал». Влюбленный в литературу и искусство, демократические тенденции которых высоко ценил, он считал себя счастливым, если мог приобщить к ним и молодежь. Благодарную аудиторию он нашел в лице друзей своего брата. Он видел их стремление к знаниям и с радостью делился с ними всем, что знал и любил. Прахов снабжает их книгами. Он читает им новый роман Тургенева «Дым», знакомит их с поэзией Байрона и Гейне, с русскими былинами.
«Бывало, придет он к нам, - вспоминает Антокольский, - начнет рассказывать о чем бы то ни было - об истории, об искусстве, о поэзии... все слушаем с одинаковым интересом... Настанут сумерки, ночь смотрит уже в окна, а нам боязно вспомнить, что пора свет зажигать... Его беседы были просты и ясны: благодаря ему я понял высокое назначение искусства».
Репин особенно привлек внимание Мстислава Викторовича «своей ненасытной жаждой знаний, готовностью без устали слушать и своей влюбленностью в искусство». Чувствуя незаурядные способности молодого художника, Прахов понимал, как не хватает ему образования, зачастую даже самых элементарных знаний. И он не только читает ему вслух стихи Пушкина, Лермонтова или свой труд о «Слове о полку Игореве», но помогает ему в занятиях по истории, истории искусства и русскому языку, готовит его к академическим экзаменам. Адриан в то же время занимался с Репиным географией и немецким языком. Вероятно, и Прахову было интересно общение с этим юношей. Он видел, как тот взрослеет, как у него появляется собственный взгляд на вещи. Ему становится интересно слушать Репина. Когда А. Н. Майков закончил свою поэму «Бальдур», Прахов предлагает прочесть ее Репину и Антокольскому с тем, чтобы узнать их мнение.

продолжение...


"В "Художественном журнале" меня охарактеризовали как ремесленника живописи, которому решительно все равно, что бы ни писать, лишь бы писать. Сегодня он пишет из Евангелия, завтра народную сцену на модную идею, потом фантастическую картину из былин, жанр иностранной жизни, этнографическую картину, наконец, тенденциозную газетную корреспонденцию, потом психологический этюд, потом мелодраму либеральную, вдруг из русской истории кровавую сцену и т. д. Никакой последовательности, никакой определенной цели деятельности; все случайно и, конечно, поверхностно... Не правда ли, похожа эта характеристика?.. Что делать, может быть, судьи и правы, но от себя не уйдешь. Я люблю разнообразие." (Из письма Репина М.Федорову, 4 мая 1886 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100