на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 -  3  - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Как всегда, у Стасовых много новых книг и журналов, есть и нелегальная литература... Ярый республиканец Стасов, хотя и не принимал непосредственного участия в революционном движении, с юности был под подозрением, так же как и все его братья. В 1849 году Владимира Васильевича и Александра Васильевича арестовали по делу петрашевцев, но за недостатком улик должны были отпустить. То же повторилось с Александром и Дмитрием Стасовыми в 1879 году. Но В.В.Стасов оставался самим собой. Поклонник А.И.Герцена, он специально ездил в Англию, чтобы познакомиться с ним, за что полиция опять внесла его в особый список. Он был знаком с Г.Л.Лавровым и П.А.Кропоткиным.
Вечером Стасов и Репин вместе читают номер «Вестника "Народной воли"». Журнал этот присылается кем-то в Публичную библиотеку. Сквозь строки «Последней исповеди» перед ними встает образ героя, каких было уже много на Руси, - молодой, полный веры в свое дело революционер, не сломленный ожиданием близкой казни. Отказ от исповеди - вот все, что может сделать теперь заключенный. Это последний акт его свободной воли. В одиночной камере, ожидая с часу на час исполнения приговора, он не теряет достоинства революционера, и его слова, брошенные священнику в ответ на предложение покаяться, полны мужества и беспредельной веры в правоту своего дела. Он находит в себе силы дать последний бой, показать пример революционной героики, мужества и готовится к этому:

Я кафедру создам из эшафота
И проповедь могучую безмолвно
В последний раз скажу перед толпой!
Как надо жить, тебя не научил я,
Но покажу, как надо умереть.

Репин потрясен исторической правдой характера героя-революционера, и поэтическая слабость произведения отступила на задний план. Да, именно так молодые, полные жизни люди мужественно встречали смерть, бросая вызов своим палачам. «Я помню, - писал много лет спустя Стасов Репину, - как мы с вами вместе... читали «Исповедь» и как мы метались словно ужаленные и чуть не смертельно пораженные». Под влиянием этой поэмы Репин делает первые наброски еще одной будущей картины «Отказ от исповеди перед казнью». В годы разгрома народовольческого движения смертные приговоры следовали один за другим. Для властей важно было, чтобы «преступники» раскаялись перед своим концом. Но этого раскаяния не удавалось добиться. Священники, приходившие для исповеди, встречали сильную волю, глубокие революционные убеждения, веру в их торжество. Репин не мог этого не знать. Более того, он был сам свидетелем того, как А.И.Желябов и его соратники уже на эшафоте отказались от исповеди... Это было 3 апреля 1881 года. Репин был в Петербурге и находился среди тех, кто, сочувствуя первомартовцам, пришел к месту казни, чтобы в последний раз взглянуть на них, хоть издали проститься с ними. Может быть, ему, как и многим, казалось, что чем больше будет народа на площади, чем больше будет сочувственных взглядов, лиц, тем легче будет героям принять смерть. И вот он на Семеновском плацу. Он вспоминает одинокую фигуру Каракозова у виселицы... А теперь виселиц пять. И среди приговоренных к смерти - женщина, Софья Перовская. Половина девятого утра. Народу уже много. Люди везде - на крышах домов и вагонов Царскосельской дороги. Репин всматривается в толпу. Что привело их сюда? У многих на лицах - лишь любопытство. Но несомненно, среди толпы есть и единомышленники приговоренных, много сочувствующих им. Появились колесницы с арестованными. Вот их уже возвели на эшафот. В черных халатах, с черными дощечками на груди, на которых написано «цареубийца», осужденных выставили у позорного столба. Репин потрясен спокойствием, достоинством, с которым они держатся, их самообладанием. Он запомнит навсегда красивое, открытое лицо Желябова, обрамленное густыми, вьющимися волосами и длинной бородой. Вот к нему подходит священник с крестом. Желябов улыбается. Да, Репин не ошибся. Он видит, как Желябов что-то говорит священнику и улыбается. Он отказывается от исповеди! А справа от него, у того же столба стоит Софья Перовская. Кажется, что на ее миловидном лице проступает легкий румянец. Последние минуты прощания. Приговоренные обнимаются. Палач набрасывает на каждого белый саван. На всю жизнь запечатлелось это в памяти художника. Уже стариком, в «Пенатах», он часто возвращался к этим событиям 30-40-летней давности, не уставая выражать благоговение перед мужеством и героизмом народовольцев.

Все эти впечатления самоотверженной борьбы и кровавых расправ откладывались в творческом воображении Репина, готовя почву для рождения задуманных им картин. Появление одной из них связано с музыкальными впечатлениями художника. 15 июля 1882 года на Всероссийской художественной выставке в Москве Репин слушал трилогию Римского-Корсакова «Антар». Дирижировал сам автор. Герою романтической сказки Антару предлагалось испытать три сладости жизни: Власть, Месть и Любовь. Так назывались и три части произведения, созданного композитором. Репин был захвачен музыкой, ему «неудержимо захотелось в живописи изобразить что-нибудь подобное по силе»... Вторая часть симфонии - «Месть», с ее музыкальной картиной кровавой битвы, оказалась особенно близкой душевному настрою художника.

продолжение...


"Как грустно и больно, до слез обидно сознавать, что Репин, этот истинно гениально одаренный художник, благодаря царившим в нашем обществе глупостям и недоразумениям, всю жизнь растрачивался на лишнее, мелкое и ненужное. И что теперь, когда настало давно желанное и неизбежное освобождение от мифов, он опять-таки не обратился к тому, в чем его колоссальное дарование могло бы развернуться в полную высь, а продолжает судорожно бросаться из стороны в сторону, застревая иногда под влиянием чисто головных увлечений на таких вещах, которые всего менее ему доступны."

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100