на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
 Глава III  - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Глава III

Последующие три года жизни Репина в Петербурге были решающими в становлении его как художника. В эти годы он пишет свою программу на 1-ю золотую медаль - «Воскрешение дочери Иаира», близко сходится с Поленовым, Чистяковым, а главное, со Стасовым; расширяется круг его знакомств... Наконец, в эти же годы он создает свой шедевр «Бурлаки на Волге». По-прежнему посещает он рисовальные вечера Артели на Адмиралтейской площади, стараясь не пропустить ни одного «четверга». Но постепенно он стал замечать, что в жизни артельщиков произошли какие-то перемены. Он уже не ощущал здесь той товарищеской, дружной обстановки, которая так покорила его в первые годы. И вот, в ноябре 1870 года Репин узнает, что Крамской выходит из Артели.
Не сразу, конечно, решился Крамской на такой шаг. Он, создавший эту Артель, свидетель и участник поры ее расцвета, видел теперь, как стал постепенно исчезать энтузиазм первых лет совместной жизни и работы. Многие из художников уже встали на собственные ноги и не хотели зависеть от других. Их не устраивало правило о передаче определенной доли заработка в общий фонд. Симптоматична была и история с Дмитриевым-Оренбургским. Дмитриев-Оренбургский согласился поехать за границу в качестве пенсионера Академии художеств. Крамской предложил осудить этот поступок как нарушение основных принципов Артели, но члены Артели не нашли в этом поступке ничего предосудительного, считая это личным делом Дмитриева-Оренбургского.

Вскоре стало ясно, что Артель обречена. Принципы, на которых была основана жизнь Артели, рушились: артельщики уже не были заинтересованы в общей материальной базе, а необходимой творческой близости не оказалось. Впоследствии, рассказывая Стасову историю создания Артели, Крамской с горечью отмечал, что «состав Артели был случайный и не все были люди идей и убеждений». Крамской, как наиболее прозорливый, сам понимал, что форма трудовой артели для профессионального объединения художников уже изживает себя, хотя Артель формально еще продолжала действовать, и по четвергам по-прежнему устраивались рисовальные вечера. Однажды, это было еще в 1869 году на одном из артельных «четвергов», на котором присутствовал и Репин, Крамской прочитал письмо группы художников-москвичей. Оно было написано по инициативе Г.Г.Мясоедова и содержало предложение создать новое товарищество для устройства передвижных выставок. Причем выставки эти должны были быть показаны не только в Москве и Петербурге, но и в провинциальных городах России - Киеве, Харькове, Одессе и других. Многие из присутствующих на вечере, а там были не только члены Артели, поддержали эти предложения. Среди подписавшихся был и Репин, тогда еще ученик Академии художеств. Стремясь найти более гибкую и совершенную форму для объединения художников-единомышленников, Крамской всю свою энергию направляет на создание Товарищества передвижных выставок. Наступило время, когда следовало объединить все возрастающее число художников, чье творчество несло в себе революционно-демократические идеи. Товарищество явилось формой организации, которая нужна была нарождающемуся искусству критического реализма. А возможность показать свои картины не только в столице, но и в провинциальных городах, достигала еще одной цели - приобщить к искусству, проникнутому передовыми демократическими идеями, широкие слои русского общества. Выставка давала возможность и свободной продажи работ, минуя какое-либо посредничество.

Репин, будучи учеником Академии художеств, не имел права выставлять свои работы на каких-либо выставках, кроме академических. Он не смог участвовать и на I выставке Товарищества. Но весь процесс организации происходил на его глазах. Вместе с Крамским деятельное участие в первых шагах нового Товарищества в Петербурге принял художник Н.Н.Ге, недавно вернувшийся из-за границы. Репин знакомится с Ге на одном из артельных «четвергов» и вскоре получает приглашение бывать у него на вечерах. Здесь, в небольшом дворовом флигеле дома № 36 по 7-й линии Васильевского острова, бывали у Ге известные писатели - М.Е.Салтыков-Щедрин, Н.А.Некрасов, А.А.Потехин. (К сожалению, дом не сохранился.) Частым посетителем «четвергов» становится и Крамской, который обсуждает с Ге первые конкретные шаги нового Товарищества. Здесь Репин встречает знаменитого певца-баритона Г.П.Кондратьева - артиста Мариинского театра, историков А.А.Кавелина и Н.П.Костомарова. «Но интереснее всех, - вспоминал Репин, - обыкновенно бывал сам хозяин. Красноречиво, блестяще, с полным убеждением говорил Николай Николаевич, и нельзя было не увлекаться им». Ге в то время был уже автором нашумевшей картины «Тайная вечеря», где традиционный евангельский сюжет был трактован художником по-новому, приближенно к современности, как драматический конфликт между людьми - представителями различных мировоззрений. Проведя несколько лет за границей, Ге с интересом знакомится с тем, что за эти годы создано русскими художниками. В первую очередь его интересует академическая молодежь. Что она делает, что ее волнует. «Вот вы теперь, ну, скажите, что вы думаете, что у вас в голове? - спрашивал он Репина. - Что вы затеваете? Ведь вы наша надежда, наши преемники, наши меньшие братья... Ну скажите! Что же, юноша, вы молчите?» Но в таком большом обществе Репин конфузился и молчал. Здесь, в мастерской художника, в небольшой и почти совсем пустой комнате, Репин видел начатую Ге картину «Петр I допрашивает царевича Алексея». Здесь же он увидел и написанный Ге во Флоренции портрет А.И.Герцена, тайно привезенный им в Петербург. Чтобы обмануть внимание таможенников, Ге, возвращаясь на родину в 1869 году, наклеил на портрет тонкий слой бумаги с изображением библейского пророка Моисея.

продолжение...


   Реклама:
   »  Пройти mini countryman тест драйв в Москве. Официальный дилер БорисХоф.

"В "Художественном журнале" меня охарактеризовали как ремесленника живописи, которому решительно все равно, что бы ни писать, лишь бы писать. Сегодня он пишет из Евангелия, завтра народную сцену на модную идею, потом фантастическую картину из былин, жанр иностранной жизни, этнографическую картину, наконец, тенденциозную газетную корреспонденцию, потом психологический этюд, потом мелодраму либеральную, вдруг из русской истории кровавую сцену и т. д. Никакой последовательности, никакой определенной цели деятельности; все случайно и, конечно, поверхностно... Не правда ли, похожа эта характеристика?.. Что делать, может быть, судьи и правы, но от себя не уйдешь. Я люблю разнообразие." (Из письма Репина М.Федорову, 4 мая 1886 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100