на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 -  19  - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Тогда, в Москве, Репин оставил «Запорожцев», занявшись картинами из «современной, животрепещущей жизни». По сравнению с ними сюжет «Запорожцев» казался ему пустым, ненужным. Но теперь, в период безвременья, эта тема выдвигала ранее незаметные на первый взгляд возможности. В эти годы не находят значительных тем для своих картин такие известные передвижники, как Г.Г.Мясоедов, В.М.Максимов, И.М.Прянишников, Н.А.Ярошенко, принявший на себя после смерти И.Н.Крамского руководство Товариществом; после одной из наиболее популярных своих картин «Всюду жизнь» он создает ряд вещей на незначительные темы: «В теплых краях», «Проводил» и другие. Ничего не выставляет в эти годы К.А.Савицкий. Данью времени и публике становятся картины развлекательного характера, заполнившие залы выставок. Исключением в эти годы являются полотна В.И.Сурикова.

Репин обращается к вольнолюбивым мотивам далекого прошлого Руси, к истории Запорожской вольницы. Оставаясь наедине со своими казаками, он как бы дышит воздухом свободы. Когда Лесков упрекает его в отсутствии «идеи» в картине, Репин отвечает на эти упреки взволнованным письмом: «А знаете ли, я должен вам признаться, что я и в «Запорожцах» имел идею... И в истории народов и в памятниках искусства, особенно в устройстве городов, архитектуры, меня привлекали всегда моменты проявления всеобщей жизни горожан, ассоциаций; более всего в республиканском строе, конечно. В каждой мелочи, оставшейся от этих эпох, виден, чувствуется необыкновенный подъем духа, энергии: все делается даровито, энергично и имеет общее широкое гражданское значение... И наше Запорожье меня восхищает этой свободой, этим подъемом рыцарского духа. Удалые силы русского народа отреклись от житейских благ и основали равноправное братство на защиту лучших своих принципов веры православной и личности человеческой. Теперь это покажется устарелыми словами, но тогда, в то время, когда целыми тысячами славяне уводились в рабство сильными мусульманами, когда была поругана религия, честь и свобода - это была страшная животрепещущая идея...» Знакомство Репина с Д.И.Яворницким, историком, специалистом по истории Запорожской Сечи, способствовало успешной работе над картиной.

Репин давно мечтал встретиться с человеком, который помог бы ему лучше узнать историю Запорожья. Случай представился. Ему указали на Яворницкого, незадолго до этого приехавшего из Харькова в Петербург и приступившего к чтению лекций по истории на Высших женских курсах. Впервые Репин увидел Яворницкого в 1887 году в зале Павловой, где обычно ежегодно справлялись «роковины» Шевченко. Он пригласил его к себе в мастерскую, и уже в ближайшее воскресенье историк рассматривал стоящих на мольберте «Запорожцев». Лучшего консультанта Репину трудно было подобрать. Яворницкий стал снабжать его книгами по истории Запорожской Сечи, архивными материалами, предоставил в распоряжение Репина свою богатую коллекцию - оружие, одежду, посуду и даже... череп запорожца. Работа над «Запорожцами» поглощает Репина целиком. Он уже не может оторваться от своих веселых казаков. Многочисленные этюды, зарисовки заполняют всю мастерскую; чтобы найти наиболее выразительные позы запорожцев, Репин даже лепит их фигурки из глины. Как обычно, Репин просит своих знакомых позировать ему. Для атамана Серко он делает в мае 1889 года этюд с генерала М.И.Драгомирова, начальника Академии Генерального штаба, с которым он познакомился незадолго до этого.
Талантливый ученый, блестящий знаток военного искусства, Драгомиров удивлял своей образованностью, остротой и независимостью суждений; причем многие художественные произведения рассматривал, кроме того, и со своих профессиональных позиций, как военный. Репин знакомится с его очерком «Критика военных идей романа "Война и мир"», а впоследствии и с другой его статьей - о Жанне д'Арк. Драгомиров позировал художнику охотно, и оба получали искреннее удовольствие от общения. Каждый нашел в другом интересного и умного собеседника. «Сегодня третий день, как я пишу с него (Драгомирова) этюд «Запорожцев», и поражен его философским взглядом на жизнь, глубиной ума - не ожидал», - сообщает Репин в одном из писем. С окончанием этюда знакомство это не прекратилось. Они бывают друг у друга. Репин пишет портрет его дочери, красавицы Софьи Михайловны. Когда Драгомирова назначают командующим Киевским военным округом, Репин перед его отъездом, в августе - сентябре 1889 года, пишет его портрет для Академии Генерального штаба. Для создания образа судьи в картине «Запорожцы» художнику позирует помещик и коллекционер В.В.Тарковский. Репин пишет этюды с художников Н.Д.Кузнецова и Я.Ф.Ционглинского, певца Ф.И.Стравинского, профессора Петербургской консерватории А.Н.Рубца, поэта и журналиста В.А.Гиляровского... Не всегда впоследствии позировавший мог узнать себя в картине; часто Репин брал только отдельные черты человека, которые ему нужны были для характеристики персонажей его картины. «Интереснее всего мое знакомство с Репиным, у которого я был в мастерской, и он рисовал с меня для своей будущей картины «Запорожцы» целых два часа - ему нужно было позаимствовать мои глаза для одного, а для другого веко глаза, а для третьего запорожца... нос», - пишет своей жене Д.Н.Мамин-Сибиряк. Иногда типаж, задуманный Репиным, встречался неожиданно, и художнику оставалось только пригласить нового знакомого в мастерскую. Так, навещая Фофанова в больнице св. Николая (набережная реки Пряжки, 1), Репин встретил там юношу, мефистофельский профиль которого так и просился в его картину. Это был Б.А.Градовский, приехавший навестить своего больного отца - профессора А.Д.Градовского. Так был написан семинарист, склонившийся над писарем. Случалось, что подходящий Репину типаж отказывался позировать. Тогда приходилось прибегать к уловкам.

продолжение...


"В "Художественном журнале" меня охарактеризовали как ремесленника живописи, которому решительно все равно, что бы ни писать, лишь бы писать. Сегодня он пишет из Евангелия, завтра народную сцену на модную идею, потом фантастическую картину из былин, жанр иностранной жизни, этнографическую картину, наконец, тенденциозную газетную корреспонденцию, потом психологический этюд, потом мелодраму либеральную, вдруг из русской истории кровавую сцену и т. д. Никакой последовательности, никакой определенной цели деятельности; все случайно и, конечно, поверхностно... Не правда ли, похожа эта характеристика?.. Что делать, может быть, судьи и правы, но от себя не уйдешь. Я люблю разнообразие." (Из письма Репина М.Федорову, 4 мая 1886 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100