на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 -  9  - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Более десяти лет работал Репин над картиной «Иди за мной, сатано» и даже ездил в связи с этой работой в Палестину. А когда в 1901 году она была выставлена, то вызвала общее разочарование. На фоне горного пейзажа вырисовывалась аскетическая фигура Христа, в образе которого художник стремился воплотить духовное начало в человеке, а за ним, в ярком сиянии, виднелось отвратительное женоподобное существо, символизирующее чувственные начала, против которых человек борется. Аллегорический сюжет был чужд по своей сущности реалисту Репину. Он уничтожил картину. Попытавшись вернуться еще раз к этой теме через два года и опять потерпев неудачу, Репин окончательно ее оставляет.

* * *

Свою духовную неудовлетворенность Репин пытается заглушить творческим общением с молодежью. У него появляется потребность передать накопленный годами опыт молодым художникам. В прежние годы, увлеченный своими картинами, он и не помышлял о педагогической работе, а теперь он принимает предложение президента Академии художеств стать профессором в новой реформированной Академии. Академия 90-х годов была уже не той, в которой учился Репин. Реформа, в подготовке которой он принял деятельное участие, изменила значительно и структуру Академии и методы преподавания. Реформа назревала уже давно. Граф И.И.Толстой, заменивший П.Ф.Исеева на посту конференц-секретаря Академии художеств, решительно взялся за преобразования. Прежде всего был пересмотрен устав Академии. Так, по старому уставу занятия специальными предметами, в первую очередь рисунком, начинались с «азов», то есть с рисования гипсовых голов и фигур. Теперь же, когда во многих городах России функционировали уже рисовальные школы, где художественно одаренная молодежь могла получить первоначальные навыки в рисунке, в Академию решено было принимать юношей и девушек, уже овладевших основами рисунка. Здесь же, в созданном при Академии Высшем художественном училище и специальных мастерских, под руководством опытных художников они могли совершенствоваться в своем искусстве. Наконец, они могли свободно выбирать себе сюжет дипломной картины. Толстому предстояло привлечь к преподаванию в Академии наиболее талантливых художников. Самых достойных он видел среди передвижников, и вот Репин, Шишкин, Поленов и другие приглашены возглавить художественные мастерские. На первом заседании новой Академии И.И.Толстой, обращаясь к ним, сказал: «Отныне судьба Академии художеств в ваших руках, она будет тем, что вы из нее сделаете. А судьба Академии не может быть вам безразлична, ибо судьба ее тесно связана с судьбой всего русского народа». Репин верил, что реформа существенно изменит постановку преподавания, а участие художников-передвижников даст возможность покончить с отжившей академической рутиной в искусстве. Он считал, что раз Академия предоставлена им, художникам-передвижникам, и им дана возможность создать собственную школу, следует войти в эту Академию. Репин полон надежд и планов. Но Стасов, узнав, что Репин согласился преподавать в ненавистной ему Академии, был возмущен. Не веря в то, что передвижники могут преобразить Академию, он обвинял Репина в измене идеалам передвижничества. Он не хотел слушать никаких доводов, никаких объяснений. Репин же продолжает отстаивать свои взгляды. В письме к Стасову он утверждает, что Академия нужна, как нужен университет, школы рисования и прочее. Напоминает он и о том, что передвижники за 20 лет не завели ни одной школы, не воспитали учеников. «В Академию вступить считаю долгом по отношению к молодому поколению и русскому искусству».

К маю полемика зашла в тупик. И тогда Репин решает вообще прекратить переписку. «Мы оба в таких летах, - говорит он в письме от 5 сентября 1894 года Н.В.Стасовой, - когда люди уже не могут меняться. Я уважаю благородные убеждения других и ни к кому не предъявляю своих корректур. Поправки предъявляются мне в моих поступках. Я не могу принять их - поступки мои результат моей жизни, моей личности. Я могу только устранить себя от людей, на которых я произвожу дурное впечатление...» Репину приходится терпеть нападки не только со стороны В.В.Стасова, но и со стороны реакционной газеты «Новое время», которая ратует против привлечения его в Академию как художника, проводящего «стасовские» идеи. Осенью 1894 года Репин приступил к обязанностям руководителя мастерской в Высшем художественном училище при Академии художеств. Приступил с энтузиазмом. «Вчера у меня состоялась первая беседа с учениками Академии, - пишет он А.В.Жиркевичу. - Навалило народу человек 400 - жара, духота страшная. Но впечатление я вынес серьезное, глубокое. Среди учеников Академии, судя по их импровизированным речам, ответам и общим вставкам слушателей, - это уже высокообразованная среда. С твердыми, благородными и серьезными убеждениями и взглядами на искусство и на жизнь!» И в другом письме: «Вопрос, на который мы и рассуждали все 1,5 часа, был задан мною: должны ли пластические искусства служить только социальным идеалам или они имеют свои, присущие этим искусствам идеалы? Много было высказано интересного и дельного... Я, собственно, только руководил прением, наблюдал порядок, возражающих, иногда и сам возражал и объяснял».
Мастерская Репина привлекает к себе все больше и больше учеников. Каждый считает себя счастливым, если его берет к себе знаменитый художник. Сюда приходят рисовать с разрешения своих профессоров и чужие ученики, и художники, уже окончившие Академию или училище барона Штиглица. Репин очень много времени проводит в мастерской. «Часто своими короткими замечаниями, на живом примере, разбирая работы ученика, Репин делал целые откровения в области живописи», - вспоминал его ученик И.Е.Дроздов. Нередко художник садился сам за мольберт и писал с натуры вместе с учениками. В таких случаях все постепенно оставляли свои работы и выстраивались за спиной учителя, смотря, затаив дыхание, как он работает. «Какой это гениальный художник! Он одухотворяет в полном смысле холст, не видишь ни холста, ни красок, а только живую натуру», - вспоминала А.П.Остроумова-Лебедева об одном из занятий.

продолжение...


"Приблизительность, непродуманность - самые подходящие слова для характеристики репинской живописи. И по части исполнения, и по части содержания она приблизительна, туманна, непродуманна. Репин - мягкий человек, с нежным, но непостоянным сердцем, с ярким умом, развившимся, однако, не в глубину и не в высоту, а как-то в ширину. Впечатлительность у него большая, но не цепкая, не прочная. В этом мощном силаче, как оно ни странно, много женственного: нежного, мягкого, но и неверного, непрочного."

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100