на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 -  14  - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Репин на таких вечерах говорил мало, больше слушал. Он мог сидеть молча часа два, исподтишка наблюдая всех своими маленькими, глубоко сидящими глазками. Но бывало, что и он оказывался в центре внимания. Всем было интересно узнать его суждения о явлениях искусства, картинах очередной выставки. Когда он увлекался, он говорил красиво и долго. Особенно же любили писатели, когда Репин рассказывал о своих поездках за границу, о встречах со знаменитыми людьми. Себя, как отмечает Жиркевич, он к таковым не причислял и даже стеснялся своей громкой славы. Иногда Репин горячо и увлеченно спорил. Он прекрасно знал русскую и иностранную литературу и поражал этим присутствующих. Вскоре писатели стали считать его своим. «Репин - единственный, может быть, художник, на которого в семье литераторов смотрят как на собрата», - писал о нем В.И.Бибиков. Со временем эти литературные вечера стали устраивать и в квартире Репина. В гостиной, погруженной в полумрак, читались еще не напечатанные рассказы, стихи, звучали импровизации. Приходили на эти вечера И.И.Шишкин, А.И.Куинджи, бывали актеры, ученики Академии художеств. Беседа продолжалась за длинным столом, покрытым белой скатертью, с кипящим самоваром, освещенным висячей лампой.

К этому времени относится задуманная серия портретов, исполненных углем на холсте или картоне. Это портреты А.И.Лемана, А.И.Введенского, А.В.Жиркевича, актера М.И.Писарева, чье мастерство И.Е.Репин высоко ценил. Очень нравилась Репину поэзия К.М.Фофанова. Первые стихи, которые он прочел, привели его в восторг. Как всегда, Репин стремится поделиться с друзьями своими впечатлениями. «Знакомы ли вы с произведениями молодого Фофанова? Вот сила, вот гигант!» - писал он Черткову. В стихах Фофанова Репина привлекала искренность, лиричность. Приверженец классической поэзии, Репин, видимо, почувствовал в поэзии Фофанова нечто родственное лирике Ф.И.Тютчева и А.А.Фета. Репин не был одинок в этом пристрастии. Чехов считал Фофанова одним из талантливейших поэтов, его стихи нравились Л.Н.Толстому и А.М.Горькому. Но муза Фофанова расцвела в 80-90-е годы прошлого века и была отмечена пессимизмом, свойственным молодым писателям того времени. «Реакционно-романтическое противопоставление мечты и действительности» делали Фофанова одним из предшественников русского символизма. Недаром В.Я.Брюсов, почувствовав это, писал Фофанову: «Никому из поэтов не обязан я так много за часы восторга и радости, как вам».
С Фофановым Репин познакомился в конце 1886 года, когда поэт только что приобретал известность. Поэт жил в 12-й Роте (ныне 12-я Красноармейская). Туда впервые пришел к нему Репин, сопровождаемый Бибиковым. С тех пор Репина часто можно было видеть среди писателей, собиравшихся по средам у Фофанова. Это был тот же круг молодых литераторов, которых Репин встречал у Ясинского. В маленьком, тесном, убого обставленном кабинете поэта весь вечер звучали стихи. И как всегда, в центре внимания был сам хозяин дома. Внешне Фофанов меньше всего был похож на поэта. Скромный, застенчивый, бедно одетый, он скорее напоминал провинциального чиновника. Но стоило ему начать читать стихи, как он преображался: в нем появлялось, по словам Репина, «что-то царственное в жестах. Живописные волны светлых волос делали красивой эту страстную голову. И Фофанова нельзя было узнать, он казался в длинном сюртуке вдохновенный, недоступный, важный...» Обычно, читая стихи, Фофанов садился, положив ногу на ногу и обняв руками колено. Так он мог читать весь вечер. Однажды (это было в ноябре 1887 года) Репин пригласил Фофанова к себе в мастерскую. Когда он пришел, то увидел уже натянутый на подрамник холст с набросанным углем портретом. Поэт был изображен в своей излюбленной позе. Фофанов стал аккуратно являться на сеансы в назначенные художником часы. Так появился на свет один из лучших репинских портретов. Запрокинутая несколько голова с длинными до плеч волосами, заостренный подбородок с редкой светлой бородкой и этот чуть с сумасшедшинкой взгляд, устремленный вдаль.

В угловатой фигуре с судорожно сжатыми руками Репин с удивительной прозорливостью передал всю сущность Фофанова, дав буквально пророческий портрет будущего поэта-декадента, с его болезненностью и надрывом. Реалист Репин невольно развенчал Фофанова. Во всей фигуре его чувствуется что-то жалкое, натянутое. Нет внутренней силы, поэтического порыва. Как художник Репин сказал здесь о Фофанове то, что он поймет гораздо позднее как читатель. Вскоре он сумел трезво оценить ограниченность творчества поэта, и несмотря на то что всю последующую жизнь оставался верным его другом, много сделавшим, чтобы спасти его от нищеты и болезни, он уже в 1890 году предсказывал, что Фофанова, не сумевшего «показать себя пионером прогресса, борцом за идею», скоро забудут. Фофанов надеялся, что портрет, созданный кистью знаменитого художника, привлечет к нему внимание широкой публики. Но «внимание» это не порадовало поэта. Отмечая высокие художественные достоинства портрета (он был выставлен на XVI передвижной выставке), рецензенты воспользовались случаем поиздеваться над обликом Фофанова и над его поэзией. Портрет не был куплен и вернулся в мастерскую художника. Не прошло и года после написания портрета, как Фофанов попал в сумасшедший дом. Репин помогал жене поэта деньгами, заботился о том, чтобы ему было хорошо в больнице, навещал его, беседовал с врачом. Репин никогда, не афишировал свою помощь семье Фофанова, и мы узнаем об этом только из дневника Жиркевича, который также считал себя другом поэта. Оттуда же известно, что в эти годы Репин послал за свой счет в Крым молодого художника Т.Н.Блинчикова, заболевшего чахоткой.

продолжение...


   Реклама:
   »  Икеа Севастополь перевозка стульев и кресел из Икеа.

"Как грустно и больно, до слез обидно сознавать, что Репин, этот истинно гениально одаренный художник, благодаря царившим в нашем обществе глупостям и недоразумениям, всю жизнь растрачивался на лишнее, мелкое и ненужное. И что теперь, когда настало давно желанное и неизбежное освобождение от мифов, он опять-таки не обратился к тому, в чем его колоссальное дарование могло бы развернуться в полную высь, а продолжает судорожно бросаться из стороны в сторону, застревая иногда под влиянием чисто головных увлечений на таких вещах, которые всего менее ему доступны."

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100