на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
 6  - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Блестящий знаток русской литературы, Кони, находясь в большой дружбе со многими выдающимися русскими писателями, посвящал часть своего времени серьезному анализу их творчества. Репин не мог не оценить глубокий ум Кони, его эрудицию, его обаяние и скромность. Именно Кони посылает он в декабре 1894 года напечатанный в «Ниве» свой очерк «Н.Н.Ге и наши претензии к искусству» с просьбой сообщить его мнение. Репин старается не пропустить ни одного литературного вечера у Кони, ни одной встречи с этим человеком. «Ни на что не променяю вашей беседы», - заканчивает он одно из писем к нему.
В 1896 году Репин пишет портрет Кони на его новой квартире (Невский проспект, 100). Благодаря беседам с хозяином дома сеансы эти доставляют ему особенное удовольствие. Портрет давался с большим трудом. Репин никак не мог уловить характерного выражения необыкновенно изменчивого, живого лица модели.

Портрет тогда не был закончен, и сеансы возобновились весной 1897 года. 14 апреля 1898 года Репин просит разрешения у Кони еще на один сеанс. «...Так бы хотелось, чтобы портрет был хоть немного достоин вашей личности», - заканчивает Репин свою просьбу.
Несмотря на такую длительную работу, Репин не «замучил» портрет. Написанный широко и свободно, он доносит до нас живые черты этого умного и обаятельного человека. Кони сидит, несколько устало склонившись над столом, внимательно изучая собеседника своим проницательным взглядом. Прекрасно передав сходство, Репин, как и в лучших портретах 1880-х годов, сумел раскрыть духовное богатство одного из замечательных людей современной ему России.
В гостиной баронессы Икскуль наряду со знаменитостями можно было встретить и демократически настроенную молодежь. И хотя Репин часто подшучивал над демократизмом хозяйки, считая его наносным, она действительно не раз выручала многих прогрессивно настроенных писателей, заступаясь за них при дворе, где, по словам Т.Л.Щепкиной-Куперник, ее считали «красной». Так, например, благодаря Икскуль, обратившейся с просьбой к министру внутренних дел А.Д.Оболенскому, был выпущен под надзор полиции А.М.Горький, арестованный в 1898 году в Нижнем Новгороде. Благодаря ее ходатайству были вновь открыты женские медицинские курсы, запрещенные в конце 1870-х годов.
Широта, разносторонность интересов и гостеприимство баронессы привлекали к Икскуль писателей разных направлений. Гостями салона были В.Г.Короленко, A.П.Чехов, народник Н.К.Михайловский, журналист B.А.Поссе. Любознательная женщина, Икскуль старалась привлечь в свой салон и представителей новых течений в литературе - частыми гостями ее становятся Д.С.Мережковский и Н.М. Минский, ставшие столпами символизма, и один из их пылких сторонников - поэт, критик и адвокат С.А.Андреевский, когда-то, будучи прокурором, завоевавший известность отказом обвинять Веру Засулич и надолго попавший за это в опалу. Ищет здесь аудиторию и находит ее философ-идеалист Владимир Соловьев.
Репин, как человек увлекающийся всем новым, жадно впитывающий и оценивающий все современные веяния, не мог не заинтересоваться новыми течениями в литературе и философии. Когда-то поэма народника Минского вдохновила Репина на создание картины «Отказ от исповеди перед казнью». Теперь Репин с любопытством знакомится с только что написанной Минским символистской поэмой «Гефсиманская ночь».
Репин слушает в Русском литературном обществе первую часть трилогии Д.С.Мережковского «Христос и Антихрист» - «Юлиан-отступник». Писателю интересно услышать мнение Репина и о второй части произведения- «Леонардо да Винчи». Он рад приглашению Репина прочитать в мастерской художника главы из этого романа. Заинтересовать И.Е.Репина, привлечь его творческие симпатии было бы весьма заманчиво для провозвестников нового течения - символизма.
Но, несмотря на интерес, вызванный у Репина произведениями символистов, течение это остается далеким художнику. Символизм чужд реалистическому складу его натуры. «Интересно, но как неумолимо в мир проникают идеи декадентства. Как мода: как бы уродлива ни была, но всякий, особенно характер средней силы, вступает в ряды нового поветрия и счастлив», - пишет Репин Жиркевичу в апреле 1893 года.

Но главное, что сейчас волнует Репина, - это то новое, что появляется в русском изобразительном искусстве. В эти годы Репин все больше присматривается к работам молодых художников. Его интересуют их искания, их новый подход к проблемам живописи. Он видит, как расцветает талант его ученика Валентина Серова. В его полной поэзии, очарования юности «Девочке с персиками» и в «Девушке, освещенной солнцем» Репина поражает необычайное богатство живописной палитры.

Привлекает его и творчество Врубеля. Ему нравится стихийная сила, живописный темперамент художника. Его трогает в то же время и поэтичность панно «Утро», созданного для особняка С.Т.Морозова. Забракованное заказчиком, панно стояло в мастерской автора, пока Репин не посоветовал послать его на выставку, устраиваемую Дягилевым. Репина интересуют и картины москвичей - Нестерова, Коровина, Левитана, изредка появляющиеся на передвижной выставке Товарищества. Репин прекрасно понимает, насколько разные все эти молодые художники, и в то же время он видит и то, что их объединяет: это свойственное им всем живописно-эмоциональное видение, озаренное большим чувством.

В эти годы Репин еще глубже понял, что живопись стоит на пороге новых достижений, что возможности ее несравненно богаче, чем полагали передвижники.
Стихийной силой своего таланта он и раньше создавал произведения, живописная сторона которых была значительно выше, чем в работах Крамского и других передвижников. Теперь же он видит искания молодых художников и их новые достижения. Их стремления опоэтизировать человека, природу, одухотворить картину внутренним поэтическим смыслом - все это находит отклик у Репина. В то время как его прежние друзья продолжают упорно держаться старых методов, Репин стремится уловить биение пульса художественной жизни, ответы на новые запросы жизни. «Опасно постареть душевно и не угадать нового движения эстетической жизни молодого поколения. И это так возможно», - пишет он в 1894 году своей ученице В.В.Абегг (Веревкиной).

продолжение...


"В "Художественном журнале" меня охарактеризовали как ремесленника живописи, которому решительно все равно, что бы ни писать, лишь бы писать. Сегодня он пишет из Евангелия, завтра народную сцену на модную идею, потом фантастическую картину из былин, жанр иностранной жизни, этнографическую картину, наконец, тенденциозную газетную корреспонденцию, потом психологический этюд, потом мелодраму либеральную, вдруг из русской истории кровавую сцену и т. д. Никакой последовательности, никакой определенной цели деятельности; все случайно и, конечно, поверхностно... Не правда ли, похожа эта характеристика?.. Что делать, может быть, судьи и правы, но от себя не уйдешь. Я люблю разнообразие." (Из письма Репина М.Федорову, 4 мая 1886 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100