на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
 6  - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

Наконец все собрались в гостиной, и Серов сел за рояль. Он исполнил почти все партии своей новой оперы «Вражья сила». Репин не только наслаждался музыкой. Его волновала и самая атмосфера этого дома. Ушел он в приподнятом настроении. «О, музыка! Она всегда проникала меня до костей!» - писал впоследствии художник. Посещения салона Серовых оборвались внезапно со смертью композитора в 1871 году. Дружба со Стасовым особенно укрепилась в период работы над картиной «Славянские композиторы». В декабре 1871 года к Репину обратился владелец московской гостиницы «Славянский базар» Пороховщиков с предложением написать большое панно - групповой портрет славянских композиторов: русских, польских и чешских. Репин с радостью принял этот первый большой заказ. Список музыкантов был подготовлен в Москве Н.Рубинштейном, к которому Пороховщиков обратился за советом. Репин, не успев отдохнуть как следует после конкурса в Академии, принялся за работу. Его смущали страшно короткий срок - четыре месяца и большой размер панно - 1 метр 23 сантиметра на З метра. И тут на помощь Репину пришел Стасов. Он добывал ему старые дагерротипы композиторов, литографии, гравюры. Часто Стасов, только появившись на пороге мастерской и еще не затворив двери, громогласно выражал свой восторг работой художника, а Репин бросался к его портфелю, зная, что там есть новые материалы.

Репин забрасывает Стасова письмами: то просит найти ему портрет Огинского и Монюшко, то собирается к нему в библиотеку посмотреть иконографию Одоевского, Турчанинова, Липинского. Композиторы XVIII века, первой половины XIX... Что о них знает Репин? И Стасов снабжает его литературой, знакомит с творчеством чешских и польских композиторов. Стасов впервые приобщил Репина к научно обоснованной работе, серьезному отношению к истории, документальному материалу. Впоследствии Репин к каждой новой картине подходил как настоящий исследователь, ученый, будь то работа об Иване Грозном или о запорожцах. Историк Запорожья Д.И.Яворницкий утверждал, что Репин за время работы над «Запорожцами» приобрел столько знаний по истории украинского «лыцарства», что он уже ничего нового не мог ему сообщить. Репин устал. Напряженная работа дает себя знать. А Пороховщиков все время торопит. Получив очередное напоминание, взвинченный Репин пишет ему резкое письмо:
«Сколько крови перепортили вы мне вашими понуканиями. После последней вашей телеграммы я просто работать не могу. Работа из-под палки возможна ли художнику? Это так нетактично, чтобы не сказать неделикатно, с вашей стороны. Клячу подгоняют кнутом, а не рысака. Испортили хорошее настроение духа, пошло неудачно и начал портить. Для всякой картины, особенно с таким назначением, как ваша заказанная, важнее всего первое впечатление. Если первое впечатление будет гадко, то этого уже не исправить никаким совершенным исполнением, значит, проиграли мы оба, я ничего не смею предложить вам, но испортить свою репутацию неудачным подмалевком из-за ваших 1500 руб. я не намерен. Я лучше уничтожу картину и верну вам деньги».
В разгар работы над «Славянскими композиторами» состоялась свадьба Репина с семнадцатилетней Верой Шевцовой. В этот день, 11 февраля 1872 года, И.Я.Гинцбург - тогда еще мальчик, ученик Антокольского, - зайдя к Репину в мастерскую в 11 часов утра, был удивлен, увидев его перед мольбертом во фраке и белом галстуке. До венчания оставалось еще немного времени, и Репин решил не терять его даром. Ему предстояло лишь спуститься вниз на один этаж, в церковь Академии. Там их должен был встретить священник Илья Денисов, тот самый, которого Репин несколько лет тому назад запечатлел на своем рисунке читающим лекцию по истории церкви.

Молодые поселились на квартире у Шевцовых. Репину надо было срочно кончать «Славянских композиторов». В конце мая, вместе с женой, он отправился в Москву на торжественное открытие концертного зала в гостинице «Славянский базар». Картина-панно Репина была в центре внимания. Ее хвалили; Пороховщиков не успевал представлять Репина знатным особам. Хвалили панно и в газетах. Оно сохранилось до нашего времени и находится теперь в здании Московской консерватории. Возвратившись 1 июля 1872 года в Петербург, Репин с молодой женой поселяется в отдельной квартире в доме № 41 по 6-й линии (квартира № 2). И в этот период Репин особенно чувствует искреннюю любовь, внимание Стасова, его желание помочь ему. Он делится со Стасовым всеми своими горестями и радостями. В октябре 1872 года Репин ему первому сообщает о том, что он стал отцом. «Сколько хлопот, сколько горя, страданий и, наконец, сколько радости! Во вторник, в 574 часов вечера, родилась дочь; мать, слава богу, хотя еще и очень не вполне, но здорова...» И далее: «А из другой комнаты долетают до уха звуки, к которым я еще не привык...»
Проведя несколько часов в мастерской, Репин спешит домой. И здесь опять он торопится запечатлеть в беглых рисунках Веру Алексеевну, кормящую грудью ребенка, то ее же, склоненную над спящей девочкой. И мы видим в этих живых и трепетных рисунках, как художник любуется женой, теми изменениями, которые произошли в ней. Из угловатого подростка она превратилась в женщину-мать. Покой и счастье сквозят во всех ее движениях.

продолжение...


"Искусство я люблю больше всего на этой земле. Даже больше самой добродетели. Люблю тайно, ревниво, неизлечимо - как старый пьяница. Где бы я ни был, чем бы ни развлекался, как бы ни восхищался, чем бы ни наслаждался, - искусство всегда и везде в моей голове, в моих желаниях - лучших, сокровеннейших." (Репин И.Е.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100