на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 -  8  - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

* * *

Бывал он еще в Петергофе, у Шевцовых. Но петергофские парки с их регулярной планировкой, где природа покорно подчинилась архитектуре, не радовали душу этого художника. И вот - неожиданность!.. До сих пор он считал, что нигде в мире, кроме Украины, ничего хорошего быть не может. Он спорил с товарищами, что харьковская соборная колокольня выше Исаакиевского собора, твердил, что Петербург стоит на болоте, кругом него болота, а здешняя природа - одни стриженые чахлые северные кустики, и вдруг - перед ним заросли сирени, раскидистые каштаны, тенистые липы и ярко-белые на солнце березы, которых на его родной Украине совсем нет!.. Вот они проезжают мимо роскошных дач с затейливыми фасадами и спускающимися к воде лестницами. На берегах - элегантная публика. Дамы в легких летних платьях с яркими зонтиками, мужчины в светлых костюмах.
Внезапно вдали показалось темное пятно. Оно приближалось. И вот Репин впервые в жизни увидел русских бурлаков... Тоска стеснила сердце: «О боже, зачем же они такие грязные, оборванные? У одного разорванная штанина по земле волочится и голое колено сверкает, у других локти повылезли, некоторые без шапок... Вот лохмотья! Влегшие в лямку груди обтерлись докрасна, оголились и побурели от загара... Лица угрюмые, иногда только сверкнет тяжелый взгляд из-под пряди сбившихся волос, лица потные блестят, и рубахи насквозь потемнели». Репин был потрясен этим диким российским контрастом. Почему не перевозят баржи с помощью буксирных пароходов? Зачем нужно превращать человека во вьючное животное? Савицкий, по мнению Репина, знавший все на свете, объяснил: буксиры дороги хозяевам, а главное, эти самые оборванные, измученные бурлаки и нагрузят баржу, они же и разгрузят ее на месте... Выгодно и без хлопот!

Вернувшись домой, Репин долго не мог прийти в себя. На бумаге тем временем появились первые эскизы. Веселый пикник на лоне природы, барышни, кавалеры и рядом - огрубевшие, усталые лица бурлаков. Но работа над «Иовом» снова его поглотила, и вернулся он к своим эскизам и мысли о новой картине года через полтора. О своем намерении написать «Бурлаков» Репин рассказал Крамскому и встретил самую горячую поддержку. Но больше всех заинтересовался его планами необыкновенно одаренный юноша Федор Васильев, тогда уже заслуживший внимание своих старших друзей и наставников - Крамского и Шишкина. Репин однажды, зайдя к Васильеву домой (тот жил с матерью и братом в маленьком, принадлежавшем им одноэтажном домике № 59 на Васильевском острове по 14-й линии), увидел на мольберте его пейзаж. Такого совершенства в изображении неба, облаков Репин, уже кончавший Академию, не мечтал достигнуть. А Васильеву не было еще и двадцати лет, и он только что оставил работу почтальона, чтобы всецело заняться живописью под руководством И.И.Шишкина. Репин невольно стал прислушиваться к советам Васильева. Увидев эскиз к «Бурлакам», Васильев раскритиковал его: «Слишком тенденциозно. Зачем эти навязчивые сравнения - нарядные барышни и бурлаки. Картина должна быть шире, проще. Бурлаки, так бурлаки! И чем проще будет картина, тем художественней», Он советует Репину поехать на Волгу, где можно увидеть настоящих, «классических» бурлаков. Это предложение показалось Репину неосуществимым. Ведь для поездки нужны деньги, а положение Репина ничуть не улучшилось. Он по-прежнему еле сводил концы с концами. Кроме того, вместе с ним теперь жил его младший брат, Василий, приехавший из Чугуева и стремившийся поступить в консерваторию. Пока он умел играть только на сопилке, правда овладев ею в совершенстве. На родине он работал телеграфистом, но та же страсть к искусству, которая двигала его старшим братом, заставила его бросить службу, оторваться от дома и уехать в далекий Петербург. Правда, Василий ехал не в такой уж чужой город. Он знал, что встретит там дружескую поддержку старшего брата. Репин снял комнату на Васильевском острове, по 5-й линии, в доме Шмидта (ныне № 30), и поселился там с братом, рассчитывая устроить его в консерваторию. Итак, если ехать на Волгу, надо еще взять с собой и брата, не имеющего средств жить отдельно. Репин не представлял себе, где он мог бы достать необходимые деньги. Но Васильев объявил, что с удовольствием поедет вместе с Репиным и обещал достать нужную сумму.

Через несколько дней Васильев принес Репину 200 рублей, полученные от Общества поощрения художеств. Воодушевленный этим, Репин наконец уверовал в возможность поездки и отправился к конференц-секретарю Академии художеств П.Ф.Исееву просить его устроить ему даровой проезд по Волге. Полученный им «открытый лист» общества «Самолет» дал возможность друзьям бесплатно плыть на пароходе от Твери до Саратова. В последний момент был приглашен еще четвертый спутник - соученик Репина по Академии художеств Евгений Макаров. - Он был полной противоположностью живому, подвижному Васильеву и хорошо дополнял всю компанию. Начались веселые сборы. Как всегда перед поездкой, все были в приподнятом, возбужденном состоянии. Была закуплена масса необходимых и ненужных вещей - гуттаперчевые подушки, оказавшиеся такими твердыми, что на них невозможно было спать, спиртовки, кастрюльки, макароны, сушки, рис, печенье «Альберт» и прочее. В узком, длинном сундуке франта Васильева были и духи, и одеколоны, и лайковые перчатки, и даже хлысты и краги для верховой езды. Он же вез с собою дорожную аптечку. Василий перед поездкой просил только об одном: купить ему флейту. Лишь ее недоставало ему для полноты жизни. Флейта была куплена, и в пути он очень быстро освоил новый для него инструмент. Репину пришлось расстаться со своими длинными и пышными волосами, так как Васильев приказал всем коротко подстричься. В конце мая компания двинулась в путь. Начиная от Твери плыли пароходом. Следуя совету попутчиков, решили остановиться в Жигулях. Доплыв до Саратова, они с тем же пароходом повернули назад и высадились в Ставрополе-Самарском. Здесь прожили две недели и в начале июля спустились на пароходе до Ширяева буерака, где обосновались окончательно на все лето, сняв половину крестьянской избы.

продолжение...


"В "Художественном журнале" меня охарактеризовали как ремесленника живописи, которому решительно все равно, что бы ни писать, лишь бы писать. Сегодня он пишет из Евангелия, завтра народную сцену на модную идею, потом фантастическую картину из былин, жанр иностранной жизни, этнографическую картину, наконец, тенденциозную газетную корреспонденцию, потом психологический этюд, потом мелодраму либеральную, вдруг из русской истории кровавую сцену и т. д. Никакой последовательности, никакой определенной цели деятельности; все случайно и, конечно, поверхностно... Не правда ли, похожа эта характеристика?.. Что делать, может быть, судьи и правы, но от себя не уйдешь. Я люблю разнообразие." (Из письма Репина М.Федорову, 4 мая 1886 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100