на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

   Воспоминания

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

    Репин в Питере 

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   


Портрет писателя
А.Ф.Писемского,
1880

Глава I - 2 - 3 - 4 - 5
6
Глава II - 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава III - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10
Глава IV - 2
Глава V - 2 - 3 -  4  - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
12 - 13 - 14 - 15 - 16
17 - 18 - 19 - 20 - 21
Глава VI - 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Глава VII - 2 - 3 - 4


   


Галина Прибульская. "Репин в Петербурге"

В памяти всплыли недавние страшные события - казнь первомартовцев, разгром революционного движения. «Чувства, были перегружены ужасами современности, - вспоминал впоследствии Репин. - Таково было общее настроение жизни. Картины эти стояли перед глазами, но писать их никто не отваживался». И еще: «...естественно было искать выхода наболевшему трагизму в истории... А наша ли история не дает поддержки?» Репин обращается к теме убийства Иваном Грозным его сына. Многие воспринимали тогда мрачный образ Ивана Грозного как символ самодержавия, тирании, насилия. Не случайно к нему обращались живописец В.П.Шварц, писатель и поэт А.К.Толстой. Репин делает первые эскизы, пишет этюды для обстановки в теремах Кремля... Но в Москве Репину работалось все труднее. Привыкший находиться в гуще самых - острых вопросов жизни, Репин не находит здесь отклика своим настроениям. Ему кажется, что в Москве царит равнодушие к животрепещущим сторонам современности. И теперь ему хочется в Петербург - город, где кипит общественно-политическая жизнь.
«Москва мне начинает страшно надоедать своей ограниченностью и тупостью, - пишет Репин. - Сильная, самодовольная буржуазия да тароватое торгашество - вот всепоглощающая стихия. Бедные студенты! Бедная интеллигенция! Нигде они не найдут меньшего сочувствия. Здесь же бескорыстное сочувствие только к деньгам питается да к высокому чину...» О своем желании переехать в Петербург Репин сообщает Крамскому, и последний с восторгом приветствует его решение:
«Как хорошо, что надумали перебраться в Петербург! Знаете, хотя это и болото, но пока столица тут - наше место тоже здесь, наше, то есть бойцов. Это не фраза».
Однако работа над «Крестным ходом» задерживает Репина в Москве. В Петербург он приезжает только 3 марта 1880 года на открытие VIII передвижной выставки. Останавливается в гостинице Демута на Большой Конюшенной, 27. В конце февраля 1881 года приезжает на открытие IX передвижной выставки. Останавливается, вероятно, там же. В письме к Сурикову он отмечает, что остановился в гостинице «Метрополь» на Большой Конюшенной. Первые дни проходят в хлопотах перед открытием выставки. Обычно используемые для экспозиции залы в здании Академии наук были на этот раз заняты выставкой коллекции Н.М.Пржевальского, недавно вернувшегося из своего очередного путешествия. Пришлось разместить выставку в доме Юсуповых на Невском проспекте (№ 86). Парадные залы этого особняка, построенного некогда архитектором Фосатти, не раз уже сдавались владельцами под музыкальные вечера и художественные выставки.

По просьбе Сурикова, оставшегося в Москве, Репин заботится о том, чтобы картина «Утро стрелецкой казни» была вовремя вставлена в раму и повешена на удобном для ее обозрения месте. Позднее он с радостью сообщает Сурикову, что эта картина вызывает восторг у всех видевших ее. Выставка открылась 1 марта. В этот день бомбой, брошенной И.И.Гриневицким, был убит Александр II. «Уже не до картин пока...» - пишет Репин Сурикову. Начались аресты, сотни и сотни людей были вновь брошены в тюрьмы. Репин провел в Петербурге первые дни марта. Здесь узнает он от Стасова, что тяжелобольной Мусоргский находится в Николаевском военном госпитале. Еще в 1873 году собирался он писать портрет композитора, но сильное переутомление, резко отразившееся на здоровье, не позволили ему взяться за работу, и Репин уехал за границу. Там он пользовался каждым случаем, чтобы услышать музыку любимого композитора, в том числе оперу «Борис Годунов», клавир которой был привезен в Париж вдовой композитора А.Н.Серова. Репин и Мусоргский изредка переписывались. Это тяготение друг к другу не было только проявлением личной симпатии, корни его лежали глубже - в близости их творчества. В «Протодьяконе» Мусоргский видел родного брата своего Варлаама. В свою очередь Репину импонировала народность музыки этого композитора. Впоследствии Репин вспоминал: «Думаю, что Модеста Петровича трогал мой искренний (невежественный) восторг перед его гением, тогда еще далеко не признанным. Меня как натуру непосредственную глубоко поражал этот гений, но я это только чувствовал - судить и сознавать этого я не мог...» В 1872 году Репин по просьбе Мусоргского сделал рисунок для обложки его вокального цикла «Детская».

Живя в Москве, Репин из писем и газет узнавал о состоянии здоровья Мусоргского. «Вот опять прочитал я в газете... что Мусоргский очень болен; как жаль эту гениальную силу, так глупо с собой распорядившуюся физически», - пишет он Стасову 16 февраля 1881 года. И вот Репин в Петербурге. Воспользовавшись некоторым улучшением в состоянии больного, Репин едет на Пески, в госпиталь, находившийся на Конногвардейской улице, в доме № 63 (ныне Суворовский проспект, 63), и здесь в течение четырех дней - со 2 по 5 марта - в больничной палате, примостясь у столика и кое-как укрепив подрамник с холстом, он пишет портрет Мусоргского. Так, ничего не меняя, в зеленовато-серого цвета халате с малиновыми отворотами, на фоне белой больничной стены... Всю свою любовь к гениальному композитору воплотил Репин в этом портрете. Перед нами тяжелобольной человек, одутловатое лицо, страдающее водянкой тело. Из-под небрежно запахнутого больничного халата виден край белой вышитой рубашки. Но Мусоргский вызывает в нас не жалость. С потрясающей силой передал Репин глубокий внутренний мир композитора. Его глаза... их трудно забыть. Добрые, задумчивые, они раскрывают перед нами всю чистоту его души. Здесь и воспоминание о свершенном, и печаль о том, что не все, что хотелось, было осуществлено. Репин пишет портрет, не думая ни об эффектах освещения, ни о мазке. Он получился удивительно цельным и законченным. К нему применимы слова Толстого, сказанные по поводу другой картины Репина: «Так мастерски, что не видно мастерства».

продолжение...


"Вот увидишь сам, как заблестит перед тобой наша русская действительность, никем не изображенная. Как втянет тебя до мозга костей ее поэтическая правда, как станешь ты постигать ее, да со всем жаром любви переносить на холст - так сам удивишься тому, что получится перед твоими глазами." (Из письма Репина Поленову в 1877 г.)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100