на главную страницу            

   На главную    

   Биография

   Живопись

   Иван Грозный   
   Крестный ход   
   Запорожцы   
   Портреты   
   Приплыли   

   Графика

   О рисунках

   Лев Толстой

    Воспоминания 

   Арт критика:    

   Шер   
   Бенуа   
   Иванов   
   Грабарь   
   Волынский   
   Кириллина   

   В "Пенатах"

   Репин и ТПХВ

   Репин в Питере

   Письма Репина

   Статьи Репина

   Приложение

   Публикации

   Хронология

   Фото архив    

   Гостевая

   Музеи

Илья Репин

   Илья Репин
   1880-е годы

Илья Репин

   Илья Репин
   1910-е годы
   
  
   

Воспоминания
о Илье Репине

Е.Д.Стасова
А.Н.Бенуа - 2 - 3
И.Я.Гинцбург
Л.А.Шевцова-Споре - 2 - 3 - 4
В.П.Зилоти
Н.А.Касаткин
К.А.Коровин
Н.П.Сычев - 2 - 3
Б.В.Асафьев (Игорь Глебов) - 2 - 3 - 4
А.А.Куренной - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9
Н.Ф.Роот - 2
В.Н.Попов
А.П.Хотулев
Ф.В.Сычков
Н.И.Гумалик
И.Я.Билибин - 2
Б.А.Фогель
М.И.Тоидзе - 2
М.С.Туганов
М.Д.Бернштейн
Г.П.Светлицкий
Е.М.Чепцов
Я.А.Чахров
Н.Я.Борисов - 2 - 3 - 4
С.И.Фролов
П.К.Лихин - 2
С.М.Прохоров - 2
М.П.Бобышев - 2 - 3
Я.А.Троупянский
Л.Ф.Овсянников
М.И.Курило
М.И.Авилов - 2
И.И.Мозалевский - 2
А.В.Стаценко
А.А.Битнер
Б.А.Садовский - 2
Н.Г.Руновский
С.О.Грузенберг - 2
М.А.Керзин - 2
И.М.Карпинский - 2 - 3
М.Я.Паур
Д.И.Похитонов
А.В.Григорьев
П.А.Радимов
П.Е.Безруких - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
А.Людекен
С.А.Белиц
К.Е.Миесниек - 2
В.Ф.Булгаков - 2
М.К.Тенишева
И.А.Владимиров - 2
С.Яблоновский
В.В.Воинов - 2
И.М.Карпинский - 2 - 3

   


Два месяца я прожил в Куоккале и часто бывал в «Пенатах». Дом Репина был выстроен довольно замысловато: полутемные коридорчики, переходы, закоулки. По-видимому, комнат было немало, но из них мне памятны только две. Во-первых, высокая верхняя зала, увешанная картинами. Здесь находились главным образом портреты, написанные некогда Репиным, но не пошедшие в продажу. Во-вторых, столовая внизу. Здесь мне случалось обедать по воскресеньям.
Не знаю почему, дом Репина мне не нравился. Веяло от него необжитостью, неуютом, как от гостиницы. Это объяснялось, вероятно, отсутствием хозяйки. Н.Б.Нордман, безнадежно больная, умирала за границей, и при мне пришло известие о ее кончине.
Из воскресных гостей Репина мне припоминаются: лысый подвижной скульптор И.Я.Гинцбург, быстроглазый теоретик «нового искусства» Н.И.Кульбин, писательница И.А.Гриневская, молчаливая пожилая дама.
Гости усаживались в столовой по лавкам. Большой круглый стол свободно вращался, позволяя обходиться без прислуги. Впрочем, и прислуга по воскресеньям сидела за одним столом с господами.
На каждый обед избирался по запискам председатель. Раз выбор пал на меня, и по уставу я должен был сказать речь. Уж не припомню, по какому именно случаю, приходилось говорить о заслугах сидевшей тут же Гриневской, из сочинений которой я не читал ни строчки.
- Упомяните о поэме «Баб», - шепнул мне Чуковский.
Составленный в общих выражениях, короткий мой спич был встречен весьма сочувственно, только вместо «Баб» я всякий раз говорил «Набаб»
Ясным июньским утром Репин, Чуковский и я отправились в Петербург. Пообедав в вегетарианской столовой, мы пошли в Русский музей. Здесь от Ильи Ефимовича надеялся я услышать немало ценных рассказов, набраться новых сведений.
Увы! - он не мог рассказать решительно ничего. Мы обошли весь музей сверху донизу, подолгу останавливались перед картинами, но Репин или молчал, или спешил отделаться пустыми фразами. Хвалил и одобрял он почти все, даже мазню Шамшина, но безусловно восхищался одним Брюлловым:
- Великолепный мастер, замечательный художник!
Илья Ефимович даже указал мне место в дверях брюлловской залы, откуда удобней созерцать «Последний день Помпеи».
Наконец дошла очередь и до его картин. Здесь Репин оказался совсем беспомощным. Чуковский наводил его на интересные темы. Спрашивал кое о чем и я. Бессвязными словечками, конфузливым бормотаньем отвечал Илья Ефимович. Иногда он добродушно отмахивался или слабо усмехался
Медленно и незаметно тронулись мы к выходу. Вдруг мягкий басок Репина свирепо загудел. Я просто ушам не поверил: деликатнейший Илья Ефимович разразился бранью и быстро, с закрытыми глазами прошел мимо ненавистной ему картины. Это была серовская «Ида Рубинштейн».

В том же году Чуковский завел у себя домашний альбом. Он быстро наполнился рисунками и стихами. Однажды Репин выразил желание занести туда мой портрет. Рисовал он пером и обмакнутой в чернила бумажной трубочкой. Сеанс продолжался минут двадцать.
Невозможно было не восхищаться мастерством художника и теми простейшими средствами, какими достигалось это мастерство. Например, лицо отделано тончайшими штрихами. Оно и понятно: ведь это живые человеческие черты, а вот крахмальный воротничок так и остался нетронутым: белизна бумаги соответствует безжизненности белья.
С разрешения Чуковского я переснял рисунок: превосходная фотография работы Булла и сейчас украшает мою комнату. Снимок исполнен настолько безукоризненно, что можно принять его за оригинал.

Лет пятьдесят слишком тому назад в уездных городах и усадьбах буквально не было дома, где не красовалась бы на видном месте олеография с картины Якоби «Король-жених».
Молодой шведский король Густав IV с поклоном подходит к великой княжне Александре Павловне, стоящей подле кресла Екатерины II. Бабушка с улыбкой передает руку внучки нареченному жениху.
Картина исполнена бойко и очень эффектно. Однако уездным знатокам нравилась вовсе не живопись, а ряд двусмысленных аллегорий, таившихся в декорациях и костюмах. Так, из пышного банта на поясе невесты и складок ее платья выступает зловещая фигура страшного старика. В узорах ковра можно различить распростертую женщину и подле нее ребенка с короной на голове. Я потому распространяюсь об этой незначительной картине, что мне пришлось беседовать о ней с Репиным. Он уверил меня, что все аллегории являются чистой случайностью. Вдобавок ни одна не соответствует исторической истине.
Как-то зашла речь о скульпторе Микешине.
- О, это был славный парень! Держался с апломбом. Очень любил выступать оппонентом на публичных лекциях. «Позвольте продолжить вашу мысль»... Шестьдесят тысяч на отливку Екатерины он прокутил. Встречает Александра II в Летнем саду и бац на колени. «Вставай, Микешин, грязно». - «Не встану, ваше величество, пока не простите!» Деньги ему были выданы снова.

Прозябал когда-то в Петербурге редактор одной распространенной газеты. Кругленький, лысенький, он ровно ничего не смыслил в искусстве. Трудно понять, зачем этот честный труженик в один прекрасный день потащился к Репину.
Вот приезжает он в Куоккалу, прямо в «Пенаты», рекомендуется. Хозяин принимает его с обычным радушием. Сначала все шло как по маслу. На беду редактора угораздило при виде портретов в верхней зале обратиться к Репину с расспросами:
- Когда вы рисовали это? А тут кто нарисован?
Сказать художнику о картине, написанной маслом, что она нарисована, - почти то же, что, беседуя с писателем, назвать Тютчева беллетристом. Художник супится. Гость же, ничего не замечая, твердит свое:
- А это с кого срисовано? А это что за рисунок? Илья Ефимович крякнул и вымолвил густым басом:
- Ну, вот что: вам пора собираться, а то опоздаете на поезд. До свидания!

продолжение ...


"Отсутствие в Репине при полной его сбитости и, мы бы сказали, податливости истинной, «перовской» силы обличителя и рассказчика способствовало прежде тому, что мы его особенно любили. Именно благодаря отсутствию этой силы мы мало обращали внимания на те рассказы и уроки, которые он вкладывал в свои картины." (А.Н.Бенуа)

* * *

www.ilya-repin.ru, Илья Ефимович Репин, 1844-1930, olga(a)ilya-repin.ru

Rambler's Top100